[Крис Джерико: Неоспоримый] Глава III. Шизо-Делюкс | Рестлинг: новости WWE, новости TNA, обзоры шоу, видео трансляции шоу рестлинга, шоу онлайн, музыка рестлеров, свежие новости реслинга, подкаст о рестлинге, новости ROH, NJPW, CZW, НФР, все на одном портале
RSSRSSRSSVK.comTwitterFacebookYandexEmail

[Крис Джерико: Неоспоримый] Глава III. Шизо-Делюкс

Post image of [Крис Джерико: Неоспоримый] Глава III. Шизо-Делюкс
 Автор:Ilgauskas Комментариев:16

Я всегда считал себя перспективным рестлером, способным показать добротный матч, в независимости от оппонента и условий, но сейчас я столкнулся с реальностью. Никто не хотел работать со мной. Я просто не мог примириться с этим, а время шло. Мне нужен был человек, который смог бы научить меня трезво смотреть на вещи и привить мне необходимую уверенность в своих силах – и я знал такого человека.

Пат Паттерсон выступал по всему миру, а карьеру закончил в WWE, но именно в качестве букера, агента он добился большого успеха, нежели за свою карьеру рестлера. Пат – это настоящий Джедай рестлинга и по совместительству – умнейший человек из всех тех, с кем мне доводилось работать. Он научил меня многому, особенно, что касается подготовки матча и непосредственно хода боя и, когда мы впервые встретились с ним, я даже представления не имел, как мало знал тогда об особенностях нашей профессии.

Неделю за неделей я «как губка» впитывал все, что мне говорил Пат. Он всегда был дружелюбен, потому что мы оба канадцы и он знал, что я тренировался в Калгари. Уйму времени мы уделяли обсуждению памятного матча еще одного нашего знаменитого соотечественника Брета Харта против Шона Майклза на Рестлмании 12. Пату тогда лично позвонили эти две легенды и попросили оказать помощь в организации матча. Он также был агентом Рока в свое время, поэтому матчи с участием «Брамы Булла» можно было пересматривать по несколько раз (мой бой с ним не в счет). Я заверил Пата, что мог бы быть таким же успешным и полезным для Компании, как и Рок; всего-навсего надо было изучить «пару трюков» и чуть изменить отношение к работе в целом. Это был не эгоистичный порыв; скорее – желание «расти в профессиональном плане». У меня был необходимый опыт и знания, которыми не каждый в тот момент в Компании мог бы похвастаться. Другое дело – я понятия не имел, как их использовать.

Иными словами: я знал заклинания, но не имел волшебной палочки, а Пат – тот волшебник, что поможет мне ее отыскать.

Пат был родом из Монреаля и у него был своеобразный французский акцент, и такое же своеобразное чувство юмора: раз за разом употреблять одни и те же шутки:

    — Эй,Крис, знаешь кто тут о тебе спрашивал?
    — Кто?
    — Никто!

Или

    — Эй, Крис, твой матч на сегодня отменили
    — Правда?
    — Да, всем плевать на тебя и твои матчи!

Он не упускал возможности, ни единой, продемонстрировать свое потрясающее чувство юмора.

Пат также имел склонность к издевательствам над английским языком. Звучало это так, будто Адам Сэндлер говорит козлиным голосом, путая местами слоги: «When the Dudleys boy hit the ring, DVD hits JYD with the Sprog Flash» (Это означало «Когда Дадли на ринге, RVD проводит Y2J «Frog Splash»)

Однако, Пат всегда становился серьезным, когда дело касалось рестлинга. Он не стеснялся давать мне советы по поводу моей работы. Пат посоветовал мне перестать работать так, будто я нахожусь в другой стране. Он помог мне понять, что где бы я ни работал – подход должен быть особенный: Мексика отличалась от Японии, Япония от Германии, Германия от ECW, ECW от Smoky Mountain. Я вдруг понял, что работа в WCW и WWE требовала схожих навыков и качеств, чтобы стать первоклассным исполнителем. Но я даже понятия не имел, что надо было сделать, чтобы стать большой звездой в WCW: я никогда не работал с Нешем, Стингом, Хоганом, Люгером или Севеджем. Все, что я знал – это то, что у меня за плечами огромный опыт выступлений в различных странах, но всего этого, тем не менее, было недостаточно, чтобы стать топовой звездой в WWE.

Пат дал мне понять, что я способен на большее. Он видел во мне то же, что и я: желание добиться успеха, во что бы то ни стало. И я стал с жадностью внимать каждому его слову. Мы вместе крутили пленки с записями моих матчей, обсуждали плюсы и минусы моего выступления, разбирали все «по полочкам».

Старина Пат любил повторять, что «такие вещи как терпение и способность прислушиваться к публике: точнее — желание дать им то, что они хотят (или не хотят)» – все эти маленькие, казалось бы, детали делают из просто хорошего работника – работника успешного.

Он подметил так же, что мне следует поработать над таким моментом как «выкидывание соперника за ринг через канаты». По его словам я делал все неправильно: не следует прилагать максимум усилий при проведении этого элемента в матче, тем более — заваливаться «всей своей тушей» вслед за соперником, за ринг.

До сих пор, когда я выкидываю какого-нибудь парня за канаты, я вижу перед собой лицо ухмыляющегося Пата.

Еще одним человеком, сильно повлиявшем на мою карьеру в WWE, был агент Блэкджек Ланза. Ушедший на пенсию в возрасте около шестидесяти лет рестлер, чей автограф мой отец получил для меня в 1978. Он был резок в том, что касается критики в чей-либо, но не свой адрес. Его манера критиковать была сродни табачному дыму. Мои матчи в то время были ужасны и это просто чудо, что я не схлопотал рак от дыма, (о моих действиях на ринге и за его пределами) что исходила от Джека.

Однако ребята в раздевалке всегда находили способы, чтобы хорошенько подшутить над Ланзой и его ворчливой натурой.

Однажды в Майами, Мик Фоли (который ни разу не побеждал меня в рестлинг-матче) проходя через подтрибунное помещение к рингу, обронил фразу: «Посмотри, как на это отреагирует Ланза!». Он вышел на арену, взял микрофон и рассказал 15 тысячам фанатов, как он утром в тот день загорал на пляже и какой-то фэн подбежал к нему с копией его книги «Have a nice day» (кстати, спрашивайте в приличных книжных магазинах рядом с вашим домом). Но не успел паренек дать книгу на подпись Фоли, как наступил на крем от загара, который Мик бережно оставил рядом со своим комфортным лежаком. Парень не удержал равновесие и упал прямо на спину. Он корчился от боли, способный лишь на то, чтобы выговорить: «Мик, я не смогу быть на шоу сегодня.» Мик обескуражено посмотрел на парня: «Я сожалею, приятель. Могу ли я что-нибудь для тебя сделать?» Парень ответил: "Да, Мик. Победи сегодня ради меня, «валенка».

Половина зала усмехнулась, в то время как другая половина застыла в недоумении. Ланза со злостью бросил сигарету на землю и прорычал: «Какого хрена он вытворяет?»

Когда Мик вернулся за кулисы, я рассказал ему о реакции Джека. Мик широко улыбнулся: «Ага! Победа!»

15 тысяч обескураженных, растерявшихся фанатов хорошенько вывели Ланзу из себя.

Еще со времен моих выступлений в ECW и вплоть до золотых дней в WWE, Мик Фоли всегда был рядом, чтобы оказать поддержку. Он был один из немногих, кто искренне хотел мне помочь освоиться в большом промоушене. Помню, в Сент-Луисе у нас был матч друг против друга; как раз в то время, когда «Have a nice day» поступила в продажу. Матч закончился тем, что я огрел Мика его же собственной книгой и провел успешное удержание (да-да, очередная громкая победа Джерико над Фоли).

После матча он сказал мне: «Я не против, чтобы ты работал против меня в полную силу. Но советую быть аккуратнее с другими оппонентами: кто-то из них может пожаловаться на твое чрезмерное усердие».

Он был прав насчет моего стиля боя, это неудивительно ведь я работал с такими жесткими ребятами как Рей Мистерио, Крис Бенуа и Эдди Герреро. Это был дружеский совет от Мика умерить свой пыл: иначе вряд ли большие мальчики в WWE дали бы мне поиграть с ними в одной песочнице. Я ценил его честность и заботу и был рад отплатить ему тем же, на Raw, что проходило на следующий день после нашего боя в Сент-Луисе.

Перед тысячами оголтелых фэнов я признался, что прочитал книгу Мика Фоли только ради того, чтобы узнать умрет он в конце или нет (я еще не говорил, что Фоли ни разу меня не побеждал?)

Одним прохладным днем я прибыл в «Милдаун Арену» в Нью Джерси и узнал, что Руссо уволился из WWЕ и перешел в WCW. Казалось, это потрясет компанию, потому что Руссо был одним из главных архитекторов Эры Атитуды. Но Винни Мак и большая часть руководство особо не придали этому значения.

Я спросил Пата: «Что ты думаешь, будет дальше?» — «Я видел, как они приходили, и как уходили. Пока Винс МакМэн за рулем – мы не сойдем с колеи. Остальное лишь небольшие проблемы».

Но это была большая проблема для меня. Руссо был посредником между мной и МакМэном. Он заступался за меня, когда Винс думал, что я был недостаточно хорош, и меня поэтому не вырезали. Руссо верил в меня и относился как к большой звезде.
И теперь он ушел.

Конечно, его идеи насчет моего персонажа-мультика были не очень успешными и перспективными. Но, по крайней мере, у меня были сюжеты и записи на шоу. Все и так в WWE для меня шло не очень – а теперь я был по уши в дерьме, потому что ушел мой главный покровитель.

Уход Руссо означал для меня окончание какого-либо пуша. И вскоре я стал жителем солнечной страны под названием «Sunday Night Heat», где я противостоял таким «светилам» рестлинга как Стиви Ричардс, Крестный Папаша, Гангрел, Булла Бьюканана и Металлюги, напропалую им всем проигрывая. Каких-то три месяца назад финальный отсчет моего прибытия в WWE прерывал промо Рока, а теперь компания сливала меня в мои 29 лет.

Доверие ко мне было подорвано, и я изо всех сил старался завоевать все обратно, отчаянно карабкаясь к вершине. Я работал вместе с Биг Шоу на записи Raw в Гринсборо. И мне захотелось воплотить в жизнь известный, благодаря Антонио Иноки и Гиганту Андре, прием, суть которого в том, что один рестлер поменьше делает армбар, а здоровяк поднимается и шмякает того об маты с двухметровой высоты. Я даже зашел к Винсу в офис, чтобы похвастаться своей оригинальностью и технической подкованностью.

Ну а затем я облажался. Когда проводил амбар, случайно заехал ногой в лицо Биг Шоу, ох он на меня после этого взбесился…

Я опозорился еще больше, чем в том случае со Шварценеггером. Однажды гостем на Smackdown был Арнольд, который тогда пиарил свой новый фильм «Конец света». В фильме его персонажа звали «Джерико Кейн» и я подумал, что раз такое дело, то нам нужно сделать что-нибудь вместе. И вот я написал подробный сценарий для нас обоих и направился прямо к Винсу (стоит указать, что в тот вечер я проиграл Хедбэнгеру Мошу). Винс странно так посмотрел на мой сценарий, будто он очень скверно пах, и сказал, что прочитает его позже. Ну вряд ли он вообще это сделал, так как 45 минут позднее я увидел свой сценарий в мусорном ведре.

Не смотря на то, что Винс отверг мои блестящие идеи по поводу нас с Шварценеггером, я все равно должен был с ним встретиться. Он был одним из моих героев, когда я был ребенком, и я не знал, будет ли у меня еще шанс с ним увидеться. Шварц весь день не выходил из своей раздевалки, и я не сдержался. Я подошел к его двери, постучал и сразу же зашел.

Арнольд сидел там со своим окружением, и они все на меня злобно уставились. Нервозная улыбка выступила у меня на лице, и я проговорил: «Мистер Шварценеггер, дико извиняюсь что перебиваю вас, но я просто пришел с вами поздороваться». Он посмотрел на меня, и мне показалось будто его лицо было вылеплено из гранита. Он просто и без эмоций ответил со своим арийским акцентом: «Конечно». Последовал диалог.

— Вы хорошо проводите время?
— Конечно.
— Вы готовы разорвать весь зал своим появлением сегодня?
— Конечно.
— Ваша мама любит бананы?
— Конечно.
— Можно с вами сфотографироваться?
— Конечно.

Я не был уверен, что он действительно имел ввиду: «конечно нет» или «конечно да», но я все равно с ним сфоткался.

— Спасибо вам большое, мистер Шварценеггер!
— Конечно.

Я задержался еще на пару мгновений, ожидая хотя бы какое-нибудь подобие улыбки или гримасу – что угодно, лишь бы убедиться, что это действительно был человек. Но я так этого и не дождался. Он посмотрел на меня своим непроницаемым выражением лица, а затем я вышел за дверь, а также из жизни этого человека навсегда.

I won't be back!

Даже несмотря на то, что моя первая идея провалилась, я еще держал пару хитов про запас. Я записывал свои идеи и отдавал их Винсу еженедельно: некоторые из них были хорошие, некоторые не очень, но ни одна не воплотилась в жизнь. Одна из моих любимых был сюжет со Стивом Остином, где я бы командовал всем шоу Raw и в конце переименовал его в «Raw is Jericho». Я бы конфликтовал с Остином. Он бы находился на ринге в начале шоу, расстреливал баннер Raw is War стрелами из лука. Затем я бы похитил Остина и запер его в багажнике своего авто. В конце шоу, он бы использовал свои собственные лук и стрелы, чтобы пригвоздить меня к стене и, наконец, расправиться со мной.
Что? Вы думаете это отстой?

Ладно, я это сейчас перечитал, и, да, это действительно отстой. Да я бы даже и не предложил эту идею, но, по крайней мере, я старался придумать что-то.

А пока мое продвижение в компании было такое же интенсивное как эрекция у Боба Баркера, Братья Харди, Эдж и Кристиан становились самыми яркими новичками в компании. Они проводили серию из 7 матчей, кульминацией которой стал матч на «No mercy», от которого все зрители просто слетели с катушек.

Они стали большими звездами за одну ночь, чем я за 4 месяца. Что меня еще больше задело: эти парни годами ранее просили меня замолвить за них словечко, чтобы получить работу в Японии и Мексике, а теперь они популярнее меня в разы, и участвуют в шоу, в котором мое появление букерами вообще не было запланировано.

Это выбило меня из колеи, и я начал подумывать о том, что мое появление в WWE было огромной ошибкой.

Я сидел напротив экрана, смотрел PPV, и делал записи в блокноте, пытаясь найти ответ на вопрос: «Что же я делал не так и почему до сих пор сижу на задворках компании?». То же самое я делал в WCW, когда мои промо вырезали, я пытался найти способы сделать их лучше.

После шоу я решил, что загляну к Винсу, чтобы поделиться моими идеями, которые пришли мне в голову во время просмотра. Я не собирался целовать ему задницу – я просто хотел, чтобы он заметил мои старания. Я мечтал о карьерe в WWE двадцать лет, поставил перед собой цель и твердо решил ее достигнуть, и теперь когда я был здесь – все мои мечты превращались в пыль.

Во время того, как я делал записи, я увидел на экране моего старого друга Тайлера Палко и его 75-летнего Дядю Джо, которые кричали и болели за рестлеров, и это было лучшим моментом шоу для меня. Джо жил в Кливленде, и Тайлер хотел навестить его и заодно посмотреть мое выступление. Он был расстроен (собственно как и я), что я не участвовал в шоу, и после окончания мы с ним пошли в бар под названием «Flats», чтобы утопить нашу печаль в пинте Королевского. После 10 стаканов, я чувствовал себя настолько подавленным, из-за того, как мои дела идут плохо, что я решил выместить свою злобу и агрессию, и помочился на беспомощный 50-дюймовый телевизор в баре.

Я поехал к Дяде Джо ужасно пьяный и раздосадованный жизнью, и в конце концов на свое пути мне попался его почтовый ящик, на котором я хорошенько отыгрался, уничтожив его. Следующим утром Джо спросил меня, не знал ли я, что случилось с его ящиком, на что я ответил: «Я знаю, что у соседей была вчера вечеринка. Я думаю это был кто-то из этих малолетних лоботрясов».

Тайлер знал, что я был поддатый вчера, и спросил: «Это ты разбил ящик?»

Ладно, я признался. Я взял и уничтожил этот уродский почтовый ящик. Мечта всей моей жизни ускользала из-под носа, и мне нужно было отыграться на чем-нибудь постороннем и неодушевленным.

На следующий день я прибыл в арену с ужасным похмельем и синяком на плече. Я был зол на весь мир, и затем мне сказали, что Винс хочет меня видеть в его офисе. Я планировал сказать ему, что мне нужен сюжет, и мне не важно, о чем бы он был или с кем. Я был в ярости от того, что я не участвовал в PPV и не хотел, чтобы это повторилось.

Я ворвался в офис как ураган, словно это было побережье Нормандии, но прежде чем я успел что-то сказать – «У тебя не будет проблем, если ты станешь работать с Чайной?».

Рост Чайны 180 см, и она являла собой 80 килограммов чистых мускул. Чайна была большой звездой в компании. Она была Интерконтинентальным Чемпионом.

И она женщина.

Чайна была на пике своей популярности в компании, и работала преимущественно с парнями. Меня не ошарашила идея поработать с ней, и я не собирался что-либо высказывать Винсу по этому поводу, потому что я в отчаянии искал для себя хоть какую-то сюжетную линию с неважно кем. Мне просто хотелось, чтобы у этого «кого-то» был бы пенис.

Но, с другой стороны, мне было не важно: мужчина, женщина или гермафродит, наличие работы – это лучше чем ее отсутствие, и я натянул свою стандартную улыбку как в воскресной школе и произнес: «Конечно же, у меня с этим не будет никаких проблем, Винс! Я приветствую любую возможность!»

Как я себя чувствовал по этому поводу? Джеймсу Бонду пришлось столкнуться с Грейс Джонс в фильме «Вид на убийство».

Курт Рассел противостоял Розарио Доусен в «Доказательство смерти».

Ларри Дэвид боролся с Рози О’Доннел в «Умерь свой энтузиазм».

И кто был я такой, чтобы отказываться от Чайны? Насколько сложно это будет? В скором времени я узнал…

В ту ночь, когда я смотрел PPV с ручкой в зубах, Чайна получила Интерконтинентальный пояс, одержав победу над Джефом Джарретом. Как только я начал заниматься рестлингом в зале колледжа Вествуда, у меня была мечта – стать Интерконтинентальным чемпионом. Поэтому возможность фьюда за ИК пояс стала для меня большим событием, даже не смотря на то, что у чемпиона не было мужских гениталий.

Винс дал особые инструкции перед тем, как мне предстояло работать с Чайной: «Только потому что она женщина – это не значит, что с ней нужно обращаться полегче. Работай жестко, не жалей ее – от этого у нее будет большая отдача.»

И это действительно было так. Чайна была первой женщиной, которую поставили на один уровень с мужчинами, и она доказывала свое превосходство. Она была мускулистее, чем я, что давало ей право побеждать парней. Она была популярна среди фанатов, но что еще более важно, она была популярна среди начальства. К тому же она являлась девушкой HHH, и поэтому она была восходящей звездой компании.

Я с огромным энтузиазмом начал свой фьюид с Чайной. Я хотел, чтобы она замечательно смотрелась на ринге, так как чувствовал, что Винс хотел проверить меня и посмотреть на то, какие матчи я мог бы сделать вместе с ней. Еще я хотел, чтобы Чайна мне понравилась, не только потому что ее неплохо продвигали и у нее были влиятельные друзья, но еще и потому что она была целеустремленная и ответственная.

Были времена, когда она вела себя действительно мило, и с ней было весело работать. У нее было странное чувство юмора, и она могла делать такие вещи, как, например, засунуть две палочки себе в рот, словно это были клыки, и говорить забавным голосом.

Но на следующий день она бы вела себя странно и не проронила ни слова. Ее действия было сложно предугадать – Schizo Deluxe.

Я не доктор, но мне казалось, что она была гермафродитом. Она носила черные кожаные перчатки и не любила никого трогать или здороваться за руку. И у нее был парфюм с ароматом ванили; куда бы она не вошла – ты сразу это поймешь по запаху.

После того, как Чайна одолела Джаррета за титул, я сказал ему, что скоро начну с ней фьюд. Он посмотрел на меня с сожалением и сказал: «Удачи… Тебе она понадобится.»

 Рубрика:Авторские рубрики12 апреля 2011, 12:04
 Тэги: ,
Рейтинг@Mail.ru