[Брет Харт: Хитман] Глава 5: Великодушный громила

Я вернулся из Пуэрто Рико как раз вовремя чтобы увидеть как Динамит работает с Нельсоном Роялем, который у нас в Stampede представлял NWA, будучи чемпионом среди полутяжей. С каждым днём мне хотелось ещё поближе узнать Нельсона и устроить с ним бой, но сначала мне надо было набрать вес для моего дебюта в Калгари…

Тем временем Смит с Марией устроились на чердаке, каково же было удивление Марии когда вместо десятка шикарных кадиллаков она увидела только несколько и то сломанные в хлам.

Дела отца шли плохо, если не сказать ужасно. Запомнился матч между Майком Йорком и Великолепным Зулусом в конце августа. Какой-то фанат с первого ряда закричал «Эй Стю, что за дерьмо, гони нормальный бой!» Папа был сильно огорчён и после боя хорошенько отругал бойцов.

К началу осени Смит уехал в Германию на заработки вместе с Брюсом. Таким образом отец доверил мне стать новым букером Stampede Рестлинг! Я работал с Россом (прим.пер. не редактор ВСпланет :) ) и это было очень интересно и весело. Росс был ходячей энциклопедией рестлинга. Он коллекционировал и изучал всё что связано с рестлингом: журналы, газеты, фотографии. Он помнил все фьюды, бои всё что было в нашей федерации. Его мнению прислушивался даже отец, не говоря о молодых реслерах. Он был уважаемым человеком.

Вернёмся ко мне. Мой дебют на ринге Stampede состоялся 1 сентября 1978 года. Это был бой против Майка Йорка. Отец наблюдал за мной с опаской и боялся что я могу сделать что нибудь ни так. Но бой окончился без особых оплошностей с моей стороны. Очень скоро я влился в состав Stampede и подружился со всеми, начиная от бойцов заканчивая водителями.

26 сентября 1978 года, должен был состояться бой между Норманом и мной. За Чемпионство Британского Содружества в среднем весе. Перед боем попивая кофеек, да покуривая, он показал мне стул которым собирался ударить меня на ринге и сказал «Парень, а как насчёт сока?» Сок (Juice) на профессиональном слэнге реслеров означает блэйд. До этого я никогда его не делал, и испытывал некую неуверенность. Я сказал что подумаю. После этого я отошёл и смотрел через дырку в стене как там другие бойцы на ринге, и понял что рано или поздно мне престоит это сделать. Я решил порезать кож около волос, на лбу, чтобы выглядело реалистично, но всё таки решил спросить совета у Нормана. Я подошёл к нему и сказал «Ты лучше покажи мне, как правильнее» он показал несколько движений, картина для меня так и не прояснилась.

Бой начался, 20 минут прошли незаметно, но поняв что зрители требуют крови, он бросил меня на пол и сказал: «Готов, парень?» Я ответил «Да». Он пошарил за в карманах и достал кастет (а на самом деле плотно склеенные салфетки, и ударил меня ими по лицу. Я перевернулся на живот, достал маленькое лезвие и ткнул ножом в лоб, ничего. Ткнул ещё сильнее, ничего. Когда я ткнул в третий раз, я почувствовал тёплую кровь, свою кровь, она текла обильным ручеём. Я лишь услышал от Нормана «Господи Иисусе, парень, обалденно!!», он отыгрывал роль хила, и когда он обратно закинул меня на ринг, толпа всячески хотела помешать и забукать его, может быть она понимала что это её вина, что молодой парень теряет столько крови…

Но кровь не хотела останавливаться, она всё лилась и лилась, а я чувствовал дикую слабость и сон, Норман сказал «Пойдём домой малыш», но вдруг я набросился на него (по сюжету) и провёл на нём несколько ударов, после чего удержал его, один…два…три!

Толпа дико заревела от радости, Норман ушёл обиженный, а я поднял пояс Чемпиона над своей головой! Мой первый пояс! В раздевалке Норман поздравил меня, и попросил чтобы я показал порез, он ответил «Хорошая работа, парень!», он потащил меня к раковине и помог промыть и продезинфицировать рану.

Что за странный бизнес…

Но вернёмся к моей карьере на сцене Stampede рестлинга. Росс подумывал о том чтобы я с братом Кидом выступали в одной команде, за Командные пояса. В то время этими титулами владели братья Кастильо. Я зашёл в кабинет Росса, и увидел там одного из братьев — Рауля. Росс мне сказал «Кастильо срочно надо улетать обратно в Пуэрто-Рико, они передадут вам титулы сегодня». Таким образом я стал обладателем сразу двух титулов в свои юнные годы.

Но я хотел провести бой с Динамитом, и я даже, вы не поверите, хотел проиграть ему, я хотел, чтобы он научил меня всему, что он знал. Но одно не давало покоя, он как-будто нарочно пытался разбить мне лицо. Во время тренировок я понял, что он не как будто, а реально пытается разбить мне лицо. Наш бой должны были показать по ТВ и он попытался вновь попасть со всего маху мне в лицо, наконец я не стерпел и мы начали драться по настоящему, попытки рефери не увенчались успехом, он отправился в раздевалку, а Стю орал на нас «Чёрт побери, у нас ещё 8 минут эфира!» Но я оказался не достаточно силён и упал, и пообещал себе что никогда больше не поднимусь на один ринг с Динамитом.

В раздевалке, я хотел выяснить причину такой агрессии, но меня остановили те, кто там были. Прошло несколько недель, и мы должны были сойтись на ринге с ним снова, это должно было быть в начале декабря. Мы уже давно не разговаривали, но во время боя произошёл казус, он специально прыгнул неудачно и дал мне понять, чтобы я его удержал.

Вскоре я проиграл свой титул в Динамиту, и на этом наша совместная работа закончилась. Работать с ним, было как дрессировать питбуля — неизвестно, когда тот захочет растерзать своего хозяина, а когда лизнуть его от счастья.

Вскоре пришло рождество, но я совсем не хотел его отмечать. Я купил себе замечательное устройство, видеомагнитофон. Я смотрел мой бой с Динамитом, комментатор говорил «Это величайший бой который мне удалось посмотреть». У отца были хорошие бойцы но он слишком давал им волю, хотя он этим и заслужил уважение, но именно из-за этого он больше терял чем зарабатывал. Стю надеялся на нас, на сыновей, он думал что мы продолжим его дело…

Прошло несколько недель, Смит вернулся из Германии. Он предложил отцу нанять настоящего букера — Дика Штайнборна из Пуэрто-Рико. Я не знаю как отцу удалось уговорить Дика, но к концу 1979 года он начал работать в федерации. У Дика были большие планы на Брюса, он хотел сделать его суперзвездой федерации. Хотя Дик говорил мне «Ты лучше него, но ты младше, и будешь отыгрывать роль младшего брата который нуждается в помощи. Это всего лишь бизнес парень!»

Брюс начал выигрывать все матчи подряд, и против моего недруга Тома Динамита тоже. Динамита это приводило в ярость и он решил уйти из федерации, Дику удалось уговорить его остаться пригласив его друга и наставника из Манчестера — Марти. И этот английский друг должен был отыгрывать роль Автралийского кенгуру…

В одном из наших боёв он так мощно меня толкнул что я решил сделать то, что я в будущем буду делать очень часто, я так кувыркнулся, что чуть не сломал шею, толпа ахнула, а он налонился и просил «Всё впорядке?» я ответил «Ага». После матча ко мне подошёл какой-то фанат и представился молодым рестлером. Его звали «Джейк «Змей» Робертс». Он сказал что является молодым рестлером и ему было интересно наблюдать за моим боем. Я решил пригласить его домой, чтобы он платил за аренду (это было дешевле чем оставаться отеле + я мог обучать его)…

Я продолжал выступать в Калагри, в федерации отца, и во время боёв мне приглянулась девушка в первом ряду. Я не мог оторвать от неё глаз, она была прекрасна. После боя друзья привели её в раздевалку и мы начали болтать с ней, её звали Джулия, но она разговаривала со мной довольно свободно, совсем без волнения.

Мне пришлось позже пойти домой, так как я был уставшим, но через неделю я снова смог бы её увидеть, и это меня порадовало.
Тем временем Дик Штайнборн начал писать сюжет вражды Змея с Сильвестром Ритером (будущим «Уличным псом», Junkyard Dog).

А зимой 1979 года Стю приглашает нового бойца Джими Нейдхарта — огромного американца, который был профессианальным футболистом и даже немного поиграл за Далласких Ковбоев. Отец всегда питал слабость к реальным спортсменам. Когда мы встретили Джима и вместе с ним приехали к нам, по дороге он курил марихуану, отец открыл дверь автомобиля и заорал «Кто, чёрт побери сжёг листья чая?». Отец спросил какого чёрта он курит травку, на что Джим ответил что иногда для расслабления употребляет марихуану. Стю начал лекции о вреде наркотиков. Я был удивлён, как легко ему это обошлось. Был бы я на месте Джима он уже давно бы не оставил на мне живого места. Стю лично взял его под контроль и тренировал в том самом подвале с утра до вечера, до нас доносились крики. После тренировок он поднимался наверх, поговорить с братьями Хартами.

Правда как позже выяснилось, он больше стремился увидеть Элли.

Нам это не очень понравилось. Однажды сидя в гостинной Смит гладил нашу кошку Хитклиф, как вдруг ему захотелось дёрнуть ее за хвост. Кошка завизжала, а сверху донёсся голос Элли «Оставьте эту поганую кошку впорядке!», мы начали смеятся, и тогда Смит ещё сильнее дёрнул её хвост, Элли быстро затопала вниз, и в этот момент Смит бросил кошку на Джима. Элли подумала что кошка всё это время была у Джима, и она заорала на него»Слушай, ты, сукин сын, оставь кошку в покое!»

Джим разинул рот, а мы катились по полу от смеха. Стю тоже пришёл на шум, он особенно любил кошек, говорят когда я был маленьким он даже уволил одного из бойцов из-за его аллергии к кошкам, хотя в это мало верится. Джим тогда первый раз ощутил на себе гнев Элли. После этого события Джим всюду ходил очень злой, и особенно не желал видеть Смита.

На следующий день весь наш ростер отправился качаться в Саскачеван, зал был, так сказать, «в очень плохом виде», но он был единственный в округе. Джим как я уже указал был футболистом, и мы думали что он силён. Мы ошибались, он был очень силён. Он подошёл к штанге и нагрузил туда около четверть тонны, а потом с лёгкостью всё это поднял, мы смотрели на него разинув рты. А он ответил «Да это фигня я и больше могу». После этого мы узнали что как-то будучи футболистом, после неудачной игры, подвыпивший он разгромил весь 3-й этаж мотеля, где он остановился. Шутки с ним были плохи.

Однажды после того как мы возвращались с гастролей в соседнем городе, наш автобус сломался, и мы шли до дома пешком. Когда мы добрались, мы очень устали, да и настроения не было.

Стю пришёл нас проведать, как только он вошёл, громила Джим встал быстро, подошёл к отцу и сказал «Стю, я просто хочу, чтобы вы знали, это не я тянул кошку за хвост» вдруг нависла тишина, а через несколько секунд все, кто были в раздевалке, катались по полу от смеха.

Это было 23 марта 1979 года. В тот же день должны были встретиться Джейк Робертс против Сильвестра Риттера (тогда он выступал как Папаша Риттер) за титул Чемпиона NWA в Северной Америке. Также мне предстоял бой с Томом Динамитом. На этот раз бой прошёл без конфузов, и после боя, Том даже улыбнулся мне и поблагодарил за матч. Он заметно начал прибавлять в весе и в мышеченей массе. Говорят он принимал стероиды. В ту ночь Джейк выиграл титул, но на следующий день он должен был защищать титул, но Джейк не мог даже встать с места, у него очень болело колено.

Прошло две недели, Джейк никак не повпровлялся, однажды мы ужинали на кухне и Брюс предложил мне прогулятся чтобы обсудить предстоящие бои. Когда мы вышли я опомнился что забыл пояс на кухне, и вдруг мы увидели через окно, что Джейк совершенно нормально ходит без костылей, мы постучались в дверь а он опять взял костыли и изображал больного, мы поняли в чём дело. Мы ничего ему не сказали, а прямиком пошли к Стю. Но он сказал что никакой пользы от увольнения Джейка не будет. Через несколько дней Джейк сказал что он вылечился.

Тем временем мы с Динамитом, ещё более сблизились. Мы начали вместе тренироваться, и подружились. И во время одного из боёв он схватил меня в «бостонский краб», а я начал изображать боль и агонию. Оуэн спросил меня: «Всё в порядке, Брет?» Я ответил: «Да, как это выглядело?» Он сказал: «Как будто из тебя душу высасывали».

В июле в нашу федерацию по случаю какого-то праздника приехали несколько бойцов, среди них был Андре Гигант. Он был ростом семь футов, и напоминал мне огромную скалу. Он был очень добрым человеком, а перед каждым боем обязательно выпивал бутылку, другую вина. Он всех называл Босс, он даже ко мне обращался «Эй Босс, а ты вырос!»

Где он меня видел раньше, я не помню.

Мне было бы интересно поработать с ним. Толпе надоели наши бои с Томом, мы уже показали всё, что могли. Идей почти не оставалось. Вместе с Андре к нам приехал Харли — боец с большим стажом. После одного из боёв с Томом, он сказал нам: «Вы показываете отличный матч, но пожалейте себя, иначе останетесь в инвалидной коляске», Том с улыбкой ответил «Ты с кем разговариваешь, старая калоша?» Мы тогда хорошо посмеялись.

Через несколько недель, Джиму Нейдхарту пришло предложение вернуться в футбол и играть за Оклэнд Рэйдерз! Он согласился.

А вскоре Тому Динамиту пришло приглашение поехать в тур в Японию. Мне было завидно. Я считал себя техничнее и способнее его! Но шанс проявить себя мне не попадался. Но мне тоже повезло.

Стю вернулся с ежегодного Совета NWA и сказал, что рассказал обо мне там. Через несколько недель пришло письмо, что меня хотят пригласить в Атланту, а еще мной интересовался промоутер с Гавайев Питер Майвия!

Это был мой шанс проявить себя, и я не в коем случае не должен был его упускать. Требовалось как-то это объяснить зрителю, и я должен был проиграть свой титул Терри Сойеру в матче «Проигравший покидает город». Также мне надо было объяснить Джули что я уезжаю на некотрое время. Правда рассказать ей что я еду на Гастроли было бы ошибкой. Если бы я рассказал ей, она рассказала бы другим, а это могло плохо повлиять на дела федерации, поскольку нельзя раскрывать кейфеб для зрителей, ибо тогда рестлинг становится неинтересным. Я сказал что мне предстоит бой по правилам матче «Проигравший покидает город», но я сказал, что я непременно выиграю. Также добавил, что если проиграю, то уеду из города на несколько недель.

Пришло время боя, после сильного удара, я упал и сделал себе блэйд, это был мой шанс стать знаменитым, я не мог отказаться от него, но маленькие зрители на первых рядах смотрели на меня с жалостью, тогда я подумал боже мой что я делаю? Что я буду делать вдали от дома, совершенно один. Судья нагнулся и спросил «Брет не пора ли закончить бой?», я подумал и ответил «Пора…»

Ðåéòèíã@Mail.ru   Rambler's Top100