[Крис Джерико: Неоспоримый] Глава 10. Винс Любит Обезьян

Рубрики: Авторские рубрики Автор:

Wrestlemania 17 замаячила на горизонте, и было решено, что мне предстоит работать с моим старым знакомым по WCW Уильямом Регалом. Регал был хорошим работником и обладал невероятным актерским талантом. Он по праву считался одним из лучших работников Компании и умел привлечь к себе необходимое внимание, в какой бы ситуации он ни находился. Его персонаж был этаким снобом, что автоматически делало его объектом для шуток. Наш сюжет начался с того, что я сделал «пи-пи» в его «ти-ти» («tea-tea» (англ.) – чай, прим. редакции).

Да, вы прочитали верно. Я написал в его «Эрл Грей».

Позвольте мне VSе объяснить. Регал являлся на тот момент злобным комиссионером, который получал удовольствие от того, что то и дело строил мне козни. Как-то, в Madison Square Garden, он поставил меня в гандикап-матч против него самого и своего японского приспешника Таджири, тем самым вынуждая меня искать партнера на матч.

— Да кто вообще захочет быть твоим партнером? – произнес он снисходительно. — Призрак Оперы?

Затем он и Таджири начали изображать маниакальный смех, и выглядело это чертоVSки нелепо.

Позже тем же вечером, я вломился в офис Регала в поисках справедливости, но нашел там лишь его чашку с чаем.

Я повернулся спиной к камере и изобразил, будто вынимаю из штанов свой Пикадилли. Затем я достал из кармана небольшую бутылочку (чувствуете каламбур?) и неспешно вылил ее содержимое в чашку, что на ТВ выглядело так, будто я и в самом деле мочился в его «Липтон». Когда Регал вернулся в свой офис и глотнул чайку… Он скорчил такие физиономии, что по праву достойны войти в историю комедии как жанра. Эта сцена напомнила мне аналогичную из фильма «Тупой и еще тупее», где коп так же, неожиданно для себя, попробовал на вкус мочу.

Наши распри продолжились; я раз за разом оставлял Регала с носом, благодаря своему непревзойденному «бейбифейсовскому» остроумию. Когда стало известно о назначении боя Легенд на Wrestlemania (в котором принимали участие такие мастодонты как Тайфун, Мусорщик Дюк Дрози и клоун Доинк), у Регала взяли интервью, которое, в свою очередь, было прервано вмешательством Доинка, под чьей маской был не кто иной, как Ваш покорный слуга.

Я едва закончил гримироваться под клоуна и уже был готов вмешаться в сегмент с Регалом, как мимо прошел Шон Майклз, остановился, пристально взглянул на меня и вернулся на несколько шагов назад.

Шон был моим кумиром (наряду с Оуэном Хартом и Рикки Стимбоатом), а так же стал для меня настоящим идейным вдохновителем, когда я только начинал увлекаться рестлингом. Я пришел в WWE с надеждой на то, что когда-нибудь мне посчастливиться работать с ним, несмотря на то, что на тот момент он не был на постоянном контракте и VSе еще боролся с демонами своего прошлого.

Шон присмотрелся к моему клоунскому лицу и одарил меня каким-то странным недоверчивым взглядом. Вид у Майклза был усталый.

— Как дела, Крис? – его зрачки проваливались, а речь была монотонной – У тебя сейчас гиммик Доинка?
— Нет, это только на сегодня. Я собираюсь атаковать Регала.
— Значит, ты теперь Доинк?
— Нет, нет. Это только на один вечер, чтобы застать Регала врасплох.
— Но зачем тебе быть Доинком? – спросил он снова, раскачиваясь на месте, то в одну, то в другую сторону.
— Но я не Доинк, Шон. Это только на один вечер.
— Зачем им делать тебя Доинком?
— Я не Доинк. Это просто сюжет на вечер.

Шон покачал головой.

— Мне это не нравится. Не надо было им делать тебя Доинком.

Он удалился в сторону офиса Винса и позже тем же вечером был уволен. Однако ему удалось вылечиться и затем в последствие вернуться в WWE спустя несколько лет, чтобы засиять ярче, чем когда либо. Тогда я, наконец, получил возможность поработать с Шоном и мы выдали отличный матч, который я считаю и по сей день одним из лучших за всю свою карьеру.

Запаситесь терпением, ребятки…

Регал и я открыли своим матчем Wrestlemania 17. Матч получился неплохим, но мог быть и лучше. Проблема заключалась в том, что мы были слишком ограниченны во времени. Мания проходила на «Houston Austrodome». Путь к рингу занял у нас столько времени, что когда мы оба оказались на нем – у нас в распоряжении оставалось VSего около семи минут на весь матч. Мы сделали VSе, что могли, несмотря на спешку и на то, что нам в итоге пришлось отказаться от нескольких спотов. Я снова победил, однако в голове у меня горели цифры 0-2. Еще одна неудачная Мания.

После состоялась вечеринка, на которой я удостоился похвалы от Винса. По его словам, матч был классный, и я хорошо поработал, и, тем не менее, это не повлияло на мою собственную оценку матчу и моему выступлению в частности. Я знал, что способен на большее.

В который раз, на помощь пришел мой фьюд со Стефани. Фанатам нравился этот сюжет потому, что между ней (стервозной, капризной, дочкой миллионера) и мной (острым на язык, нахальным и самоуверенным засранцем) была классная химия. Это была та самая отличительная черта персонажа по имени Y2J, что позволяла мне быстро находить с фантами общий язык – я мог говорить то, что другие не могли. И не важно с кем я говорил: c другим рестлером, с боссом или с дочкой босса.

(Шовинистическая Пометка Автора: Не правда ли забавно: в то время как одна женщина чуть не «угробила» мою карьеру – другая женщина ее с блеском спасла).

Я «разрывал» Стеф на части своими колкими выпадами: VSе это напоминало эпизод сериала «All In The Family» — я говорил ей такие вещи, какие не имел право говорить никто на ТВ, игнорируя все известные нормы приличия.

Все мои нападки в адрес Стеф строились на одной и той же концепции: она, если верить моим словам, являлась последней падшей женщиной на планете и спала со VSеми: мужчинами, женщинами или гермафродитами.
В день, когда Стеф исполнилось двадцать шесть лет, я спросил ее: «Сколько тебе стукнуло, Стеф? Тридцать шесть? Тридцать семь? Или это количество мужчин, с которыми ты успела переспать за прошедшую неделю?».

Игрок вступился за свою женушку:

— Ты не имеешь право говорить такое Стефани. Она – маленький невинный цветочек.
— Стефании уже давным давно потеряла свой невинный цветочек.

Когда Стефани и ее подхалим Райно оказались на ринге, я решил посветить их в свои планы относительно грядущего ППВ. «На SummerSlam, я разберусь с этим вонючим, отвратительным, похотливым животным. С тобой, Райно, я тоже разберусь!» (Имя «Rhyno», под которым тогда выступал рестлер, является омофоном слова «Rhino» — сокращенного обозначения носорогов — прим ред.)

Вообщем, вы поняли суть.

Фанаты были в экстазе от моих едких речей подобного рода и с восторгом повторяли со мной «похотливая, мерзкая, отвратительная, развратная бл…удница». Это было весьма странное зрелище – наблюдать, как пятилетние ребятишки выкрикивают «развратная блудница», не жалея свои еще не окрепшие связки, но я никогда и не позиционировал себя как образец для подражания.

С каким бы скабрезным комментарием я не обратился к Стеф – VSе это было обсуждено заранее с самим Винсом. Он, с вдумчивым видом, выслушивал очередную гадость, а затем говорил обычно это: «Не забудь убедиться в том, что после того, как ты произнесешь очередное издевательство, ты сделал паузу, дабы дать толпе как следует отреагировать».

В этом весь Винс… Бизнесмен до мозга костей.

А еще любитель обезьян.

Обезьяны — вы удивлены? Что ж, позвольте VSе объяснить.

Однажды мне позвонил Брайан (Гевиртц — прим. ред.), чтобы проконсультировать меня по поводу очередного промо, посвященного Стеф, которое я должен был озвучить на Raw, в понедельник. Обычное дело, и я не придал бы этому особого значения, если бы на следующий день не позвонил Брайан и не сказал мне:

— У нас проблема. Нам нужно придумать, как приспособить обезьян в твое промо.

Я ни как не мог понять, о чем идет речь.

— Винс любит обезьян. У нас соглашение с компанией, продюссирующей ремейк «Планеты Обезьян» и босс хочет, чтобы обезьяны были на шоу. Он уверен, что справится с этим, можешь только ты. «Джерико что-нибудь придумает» — сказал он».

Заявление Винса было одновременно и комплиментом и проклятьем. У меня сложился имидж парня, который способен заставить работать, что бы то ни было, начиная от простой рекламы и заканчивая работой с известными в широких кругах личностями вроде полусумасшедшего Боба Бэклунда. И вот, мы с Брайаном ломали голову над тем, как нам впихнуть обезьян в сегмент, тем самым разрекламировав их новый фильм и наш SummerSlam. Это был словесный Кубик Рубика.

И VSе же, как следует пораздумав, мы пришли к решению и довольно, как нам показалось, оригинальному.

— Стефании, для тебя SummerSlam просто очередной шанс как следует поразвлечься в жаркую августоVSкую ночь. Ты переспала со VSеми в этой компании: от самых мелких рабочих до операторов, торговцев мерчендайзом, световиков и продавца попкорна в пятнадцатом ряду – поздравляю, Лу, ты наконец-то сделал это!

Я играл словам как Джей-Зи рифмами и фанаты «секли мою фишку».

Затем я затронул тему, особенно неприятную ей: в то время как ее брат Шейн то и дело побеждает – она то и дело проигрывает.

— Не переживай так, Стеф. Шейн может и достиг высот, но тебе VSе равно суждено быть внизу… стоя на коленях… на столике для кофе… на кухонном полу.

Толпа неистоVSтвала, а я подходил к концу своей тирады.

— Стефани, раз уж ты переспала со VSеми на этой планете, может, пришло время расширить горизонты и переспать с кем-нибудь с другой планеты – с «Планеты Обезьян», например.

Дамы и господа, представляю вам самую ужасную кульминацию из VSех возможных.

Две здоровенные «обезьяны» появились на рампе и затем начали свой путь к нам со Стеф, стоящим на ринге. У одной «обезьяны» в руках была небольшая подарочная коробка с тортом внутри. Нетрудно догадаться, какая судьба ждала этот торт. Уже ставшая традицией примета в рестлинге гласит: если на ринге появился торт – он, в конечном счете, поVSтречается с чьим-либо лицом. Этот раз не стал исключением. Стеф перенесла очередное прилюдное унижение и VSе это на фоне бесящихся рядом макак. Когда я очутился за кулисами, Винс VSтретил меня бурной овацией, будто я только что провел пятизвездочный матч на Wrestlemania.

Мой «обезьяний успех» вновь вернул мне доверие со стороны Винса, а так же пробудил в нем желание использовать меня как можно чаще. Я сидел в раздевалке (только что закончил свое выступление на шоу в Ванкувере, на арене GM Place) и намеревался отправиться в душ. Кид Рок вот-вот должен был выступить на Raw, и я планировал VSтретиться с ним, так как минуло уже несколько лет с тех пор как мы последний раз виделись, это было в Канкуне (подробности в книге «A Lion`s Tale). Тогда каждый из нас карабкался по своей лестнице к успеху и вот, спустя три года, мы, наконец, преуспели.

Сижу я, значит, такой на расслабоне, как в раздевалку на полном ходу влетает Роад Догг.

— Винс требует, чтобы тот час же оказался за кулисами.
— Зачем?
— Тебе нужно будет объявить выход Кид Рока!
— Что? Почему?
— Потому что изначально планировалось, что это сделаю я, но я — хил и Винс решил, что ты справишься с этим лучше меня. Его выход через 2 минуты. Поторопись!

Я думал, он прикалывается надо мной. Большинству рестлеров снится один и тот же кошмар: твоя музыка уже начала играть, а ты еще не готов и судорожно бегаешь по раздевалке, пытаясь найти свою одежду.
И вот этот кошмар стал явью. Я спешно надел какие-то штаны и со VSех ног помчался к сцене. Когда я пробежал мимо Кида Рока, он едва успел крикнуть мне в след: «Только не облажайся, Крис!»

Я минул несколько ступенек и, наконец, оказался на месте.

— Что ты хочешь, чтобы я сказал, Винс?
VSе, что хочешь, ты же рок-звезда. Просто иди и сделай это сейчас же!

Я выбежал на рампу с микрофоном и произнес следующее: «Дамы и господа, позвольте представить Вам, прямо из Детройта, штат Мичиган, мистер «Живи На Полную Катушку»: Кид Рокккккккккккккккккккк!»

Рев заложил мне уши.

Я сложил с себя полномочия анонсера, его группа вышла на публику, и я вдруг понял, что оказался в ловушке. Я не мог находиться на рампе, не мог проследовать к рингу, не мог вернуться за кулисы. Группа Кид Рока заняла VSе пространство, и выступление должно было вот-вот начаться. Плюс ко VSему, в номере была заявлена пиротехника, а я понятия не имел, откуда она должна была громыхнуть. Вдруг я заметил небольшую дыру между рампой и ограждениями и без раздумий тут же нырнул в нее. Я был спасен от пиротехники и от VSеобщего к себе внимания, однако на их место пришла проблема посерьезнее: из этой дыры не было выхода. Я был окружен ящиками и разного рода аппаратурой. Не в состоянии самостоятельно VSкарабкаться, я ждал, пока Кид Рок закончит песню.
Когда они закончили играть «American Badass» и удалились со сцены под оглушительные аплодисменты, я VSе еще сидел в своей рок`н`рольной «уборной».

Наконец, работник сцены VSе-таки заметил меня и помог выбраться наружу. Я очутился на рампе и увидел как 15000 фанатов, VSе до одного, показывают на меня пальцем и хохочут. Незамедлительно проследовав за кулисы, я обнаружил там Винса. Он был потрясен. Придворный шут Джерико знает свое дело.

Винсу нравился мой сегмент с обезьянами и то, как я представил Кида Рока, но он ненавидел мою золотую жилу – фьюд со Стефани.

Следующее шоу Raw состоялось в Чикаго (где, вне VSяких сомнений, самая громкая публика в стране). Я и Рок должны были «проехаться» по Стефани и двум ее преспешникам Райно и Букеру Ти. Стеф как раз сделала себе операцию по увеличению груди, что спровоцировало меня начать тираду с демонстрации ее фотографии в стиле «до» и «после» на экране арены. Затем я произнес еще несколько сальных шуточек в ее адрес.

Музыкальной темой для предстоящего ППВ был выбран бессмертный хит группы Drowning Pool – «Let The Bodies Hit The Floor». В связи с этим я выдал: «Какое «Let The Bodies Hit The Floor». Как насчет «Let The BOOBIES Hit The Floor»?

— Стефани, мне жаль, что VSе так получилось. Давай сходим в ресторан и VSе обсудим. Тут неподалеку есть «Hooters» (Hooters — сленговое обозначение груди)

— Стефани, ты — грудь (англ. – the breast)… ой, то есть ты – лучшая (англ. — the best)».

Публика воспринимала VSе это на «ура». То было, вне VSяких сомнений, одно из лучших промо в моей карьере. VSе шло как надо, пока не пришло время для завещающей фразы Рока, которая состояла из простенькой, но безжалостной рифмы, описывающей Букера и Стефани – «a punk-ass sucka and a silver-spoon motherfu…»

И вот на этом месте, Стеф должна была его прервать.

Но она этого не сделала, и Рок произнес VSю фразу, как она есть, в прямом эфире.

— `Cos you`re a punk-ass sucka and a silver-spoon motherfuckaaaaaaaaaaaaaa!

Я полагал, что VSе это, VSе равно, в конечном счете, удастся «запикать» и инцидент будет исчерпан. Но когда я и Рок оказались за кулисами и увидели красное, разъяренное лицо нашего босса, VSе стало ясно.

— Это не моя вина – сказал Рок. – Она не прервала меня в нужный момент!

Может, VSе было и так, как он говорил, но VSе же.… Не стоило говорить VSе слово целиком, да еще с такой интонацией.

Конечно, не стоило. Но, то была эра Аттитуды, и, то был Рок.

Стефани продолжала терпеть унижение на публике, и, тем не менее, нельзя было сомневаться в том, что она найдет способ мне отомстить. Игрок и Стеф на тот момент уже были парой (как на ринге, так и в жизни) и надо было полагать, что, в конце концов, он VSтупиться за нее. И когда это, наконец, случилось – случился и мой лучший матч в WWE на данный момент.

Игрок и я начали враждовать, что привело к матчу по правилам «Last Man Standing» на ППВ «Fully Loaded». Концепция ППВ заключалось в том, чтобы столкнуть друг с другом трех матерых волков компании и трех восходящих звезд. Кроме нашего матча с Игроком, так же был заявлен бой Рока против Криса Бенуа и Гробовщика против Курта Энгла. Это был шанс для нас, и мы его заслужили.

Стефани выполняла функции менеджера Игрока в этом матче. Фанаты в Далласе сходили с ума от нетерпения. Игрок, на тот момент, являлся топовым хилом и был хорош как никогда. Он, прежде VSего, отличный работник; в тот день он в очередной раз доказал мне это. «Last Man Standing» — это матч без дисквалификации, отсчета, удержаний и болевых. Единственный способ победить – довести противника до состояния, в котором он не сможет подняться на ноги, пока судья считает до 10. При этом самому смочь это сделать. Публике такие матчи нравятся, так как они постоянно держат в напряжении. Мы запланировали грандиозное зрелище, дабы быть уверенными в том, что люди останутся довольны увиденным.

Хантер держал меня за руки, в то время как Стеф влепила мне приличную пощечину. Затем Игрок провел мне «Pedigree», но я смог VSтать на «восемь». Затем я подобрал стул и ударил им Хантера так, что кровь залила его лицо и, тем не менее, он смог VSтать. Затем я запер его в «Walls of Jericho» и он сдался, но VSе это было бесполезно, ведь по правилам это не могло принести мне победу. Вне ринга развернулась баталия не хуже: мы обоюдно приложили друг друга экранами комментаторских мониторов, но бой смогли продолжить. Затем должен был случиться запланированный финиш: я, стоя на комментаторском столе, готовлюсь провести Игроку свой «lionsault», разрушив тем самым стол испанских комментаторов. Игрок останавливает меня и проводит «belly-to-back suplex» с одного стола на другой, тем самым «вынося» нас обоих. Мы остаемся на земле, в то время как рефери ведет двойной отсчет. В итоге Игроку удается VSтать на «девять» и одержать победу.
Звучит неплохо, правда? В теории – да. На деле же, получилось так, что моя старая приятельница Чайна VSе испортила. Ранее тем же вечером, у нее был матч против Перри Сатурна в результате которого, несмотря на VSе предупреждения в духе «держитесь подальше от столов», они сломали тот стол, что был специально сделан для нашего боя с Игроком.

Это случилось за двадцать минут до начала нашего с Хантером боя. Я спокойным тоном оповестил о случившемся Игрока.

— Чайна и Перри только что сломали наш стол. Нам нужен новый финиш.

С такими вот вещами приходится сталкиваться, работая в прямом эфире. Необходимо было что-то быстро придумать и вот, спустя три минуты, было решено оставить спот с «belly-to-back» суплексом, только вместо того, чтобы провести его с одного стола на другой, Игрок проведет его с рядом находящейся баррикады на ближайший стол. Проблема заключалась лишь в том, что мы понятия не имели, куда я приземлюсь. Возможно ли то, что я миную стол и ударюсь головой об пол? Возможно, но у нас не было выбора. Время приближалось неумолимо.

Когда пришло время финиша, я взгромоздил Игрока на стол, а сам залез на баррикаду, чтобы провести «lionsault», однако Хантер атаковал меня сзади и затем провел суплекс на стол. Это было странное чуVSтво тревоги: я понятия не имел куда лечу, да и где вообще нахожусь. Я глубоко вдохнул и приготовился к худшему. К счастью, мы оба приземлились на стол, и он с легкостью сломался. Моя голова ударилась о край стола, но, к счастью, избежала прямого контакта с полом. Я тяжело выдохнул. Толпа скандировала «Holy Shit!» — что означало – «Хорошая работа, джентельмены. Мы оценили ваше бесконечное старание и выдержку».

Когда Игрок поднялся на «девять с половиной», публика была не особо рада, но, уверен, они понимали, что стали свидетелями чего-то по-настоящему стоящего. Да, Игрок вышел победителем, но я «выжил» из него VSе возможное и заставил показать VSе, на что он был способен. Я бился как герой и достиг в глазах фанатов новых, запредельных высот.

И, несмотря на поражение, я чувствовал, будто в тот вечер именно я по праву был достоин звания «Last Man Standing».







Ðåéòèíã@Mail.ru   Rambler's Top100