[Брет Харт: «Хитман»] глава 14: Началась война

3 декабря 1983 года вылетая в Торонто, я выглянул в иллюминатор, ожидая увидеть черную воронку над домом Хартов. Группы корреспондентов с телевидения окружили дом в поисках сенсации, готовые преувеличить долю насилия в рестлинге и обвинить Стю в трусости и нежелании встретиться с ними лицом к лицу, как мужчина. На самом деле, Стю был в доме Уэленов и уговаривал Эда остаться.

Я вышел из такси у черного входа «Мэйпл Лиф Гарден» и объяснил охране, что я Бадди «Сердцеед» и я буду бороться сегодня. Меня провели сразу к промоутерам, Джеку и Эду Танни (Джек Танни — будущий экранный «Президент WWF». Подробнее о нем в предыдущем выпуске FAQ — прим.ред.). Джек был огромен и весел, Эд – небольшого роста и дружелюбный. Джонни Вивер, их букер, был прожженным ветераном. В раздевалке Грег Валентайн что-то проворчал и улыбнулся мне. Он обсуждал свой матч с собачьим ошейником с ничем не примечательным парнем в килте и футболке по имени Буйный Родди Пайпер. Я сразу отметил вежливость Родди, когда он пожал мне руку.

Я поразил зрителей неожиданной победой над Великим Кабуки, японским рестлером с длинными волосами, синей краской на лице и черными штанами. Он считался здесь главным хилом. За кулисами Джонни Вивер наградил меня широкой улыбкой. Пока я разувался, Джонни пообещал мне, что, как только я вернусь из Японии, Лео Берк и я получим на территории длительный сюжет, в котором Лео будет хилом, а я в итоге выиграю местную версию североамериканского пояса. Я не мог не улыбнуться – вот он, прорыв.

Я уже был в Токио, когда узнал, что Джули снова беременна. Я все еще не нашел своего места в рестлинге, а появление еще одного ребенка заставило меня с тревогой смотреть в будущее. Мне было легче, когда Джули передавала трубку Джейд и та болтала со мной на своем языке. У нее выросло уже четыре зуба, и Джули сказала, что когда я уехал, она ползала по полу и целовала мою фотографию.

В Японию в качестве одной из звезд вернулся Абдулла, он выглядел еще больше, здоровее и богаче, чем раньше. В туре еще участвовал Плэйбой Бадди Роуз, толстый блондин из Орегона. Он оказался весьма неплохим рестлером, даже несмотря на то, что обладал фигурой Винни-Пуха. Из Англии приехал Марк Рокко. А в последние две недели тура, в феврале, к нам должен был присоединиться Стерлинг Голден, теперь уже известный, как Халк Хоган. В свой первый тур по Японии отправился и Дэйви, который теперь всюду ходил за своим кузеном. К несчастью, попав под влияние Тома, Дэйви стал намного менее воспитанным. Эти двое напоминали мне пару бешеных питбулей. Они соревновались, кто громче и отвратительней пукнет в лифтах дорогих гостиниц, в которых мы жили. При каждой возможности Дэйви отрыгивал прямо мне в лицо, а когда я однажды вышел из себя, мы едва не подрались.

В этом туре промоутеры заставляли меня проигрывать в каждом матче, что я воспринял, как дурной знак. Когда пришла пора мне поработать с Дэйви, я решил, что мы можем повторить матчи, которые уже проводили в Калгари, только с противоположным результатом. Но с Дэйви стало так же неудобно работать, как с этой японской «молодежью», а в конце боя он так жестко бросил меня на мат, что чуть не сломал мне шею.

Однажды вечером японский ветеран по имени Рашер Кимура пригласил Тома, Дэйви и меня в дорогой ночной клуб; несмотря на наши былые обиды, все прошло хорошо. На стойке перед нами появились три рюмки с японской водкой. В них плавали белые продолговатые штуки, похожие на грибы. Кимура сказал, что каждая порция стоит более 400 долларов, а угостил нас какой-то японец, сидевший в углу, отказ будет воспринят, как оскорбление. Том заметил, что у японца не было мизинца, поэтому мы решили, что он большая шишка в местной мафии. Мы подняли рюмки в честь японца, а я чуть не подавился продолговатой штукой, похожей на вкус на резину. Динамит лишь притворился, что выпил свой напиток, и я, не в силах отказаться от напитка за 400 баксов, выпил и его порцию! Потом Кимура хлопнул меня по спине и сказал: «Пенис черепахи. Хорошо для факи-факи»! Он был прав. Всю следующую неделю я проходил в просторных спортивных штанах, а когда я вставал, было несколько неловко.

Том, Дэйви и я стояли с Абдуллой в раздевалке, наблюдая за матчем Халка Хогана, все того же здоровяка с самыми огромными в мире руками. Он никогда не отличался техникой и был достаточно умен, чтобы исполнять только отработанные приемы, но его внешний вид полностью компенсировал ограниченные возможности на ринге. Халк прошел длинный путь с тех пор, как я в последний раз видел его в Атланте.

Он делал огромные деньги с Доктором Д в Миннесотском AWA Верна Ганье. Однажды на ТВ-студии, где Верн записывал шоу, Ганье, который все еще считал себя сильным крутым парнем, вышел из себя и набросился на Хогана. Халк просто взял его в захват и придушил до потери сознания. Верн был унижен. Винс МакМэн-младший, всегда готовый нанести удар, финансовыми перспективами заманил и Хогана, и Шульца в WWF, он даже увел у Верна его комментатора Джина Окерлунда. Война началась.

За сутки до приезда в Японию Халк выиграл пояс чемпиона WWF в тяжелом весе и был все еще ошеломлен этим фактом. Этот титул приносил больше всего денег своему обладателю, даже больше, чем пояса чемпионов NWA или AWA, хотя мировой титул NWA считался более престижным. Когда Халк перешел в WWF, Боб Бэклунд отказался проигрывать пояс ему, требуя, чтобы его победитель имел хоть какие-то навыки борьбы. Поэтому Железный Шейх выиграл пояс у Бэклунда и тут же уступил его Хогану.

Когда мы смотрели матч Хогана, Том уселся на пол и выдавил из себя: «И это ваша большая сенсация. Особо-то и работать не умеет, правда?»

Абдулла опустил солнечные очки на нос.

Дэйви же смотрел на Халка почти с любовью, мечтая иметь такое же тело, как у него.

Тур достиг кульминации в последний вечер, 10 февраля 1984 года, когда состоялся трехсторонний бой за титул чемпиона полутяжей в Будокан-Холле, в Токио. Я наблюдал за столь ожидаемым матчем между Динамитом и Дэйви, стоя в раздевалке. В конце боя Дэйви попытался провести суплекс Динамиту и поднял его над собой. Качаясь от усталости, они оба перевалились через верхний канат и Том больно ударился спиной об угол апрона. Хотя Тому было очень больно, он умудрился вернуться на ринг и выиграть по отсчету. Он едва мог ходить, но в тот же вечер он вышел на еще один тяжелейший бой.

Когда второй матч закончился, молодые японцы помогли Тому вернуться в раздевалку и аккуратно уложили его на пол. Халк обошел его, направляясь на ринг для матча с Иноки: это была его первая защита титула WWF. Японская «молодежь» окружила Тома, прижимая мешочки со льдом к его пояснице, а он стонал и прижимал к себе пояс чемпиона среди полутяжей.

Титулы. Было бы глупо думать, что они ничего не значат, что это нереально. Я понял в ту ночь, что этот титул значил для Тома все, но он еще и сам не мог понять, какую цену ему придется за него заплатить.

Когда я получал расчет тем вечером, я узнал, что Том и Дэйви вернутся в Японию в июле, меня же не пригласили, и я понимал, почему. Том и Дэйви были мощными и рельефными; и хотя в умении бороться я не уступал ни тому, ни другому, я не мог соперничать с ними во внешности, потому что я не принимал стероиды. Но я не стал обижаться. Я был рад за Дэйви. К тому же, у меня еще была работа в Торонто!

Два дня спустя я был в раздевалке в «Мэйпл Лиф Гарденс», только что победив крепкого парня по имени Джей.Джей. Диллон. Позже в тот вечер я выбежал к рингу и спас фэйса, боровшегося с Лео, загнав самого Лео в раздевалку под бурные овации зрителей. По плану я должен был вернуться через две недели и сразиться с Лео за его пояс североамериканского чемпиона.

Теперь я был в Реджайне, от Джули и Джейд меня отделяла лишь 500-мильная поездка. Я смотрел за последним матчем сквозь отверстие в стене раздевалки, ожидая сигнала, чтобы выбежать и напасть на своего старого приятеля Киллера Хана, что послужило бы началом нашего фьюда на территории. Но то, что произошло впоследствии, навсегда останется в моей памяти. Толпа взревела, когда я выбежал к рингу, избивая двухметрового Хана, пока он не упал за ринг.

— Давай! Давай! – Кричал он.

Я был благодарен Хану, что он делает все, чтобы я выглядел хорошо, поэтому я выпрыгнул за ринг на него. Но я не рассчитал прыжок и, приземлившись, ударился коленом в бетон! Зрители застонали и поморщились из симпатии ко мне. Я сразу понял, что прорыв, которого я так долго ждал, так и не случится.

Пока я стонал и катался по полу, Киллер Хан отошел в сторону, а меня окружили зрители с печальными и изумленными лицами.

Хито присел возле меня, печально качая головой: «Это плохая травма. Очень плохая». И я проехал всю дорогу до дома ночью, прицепив жалкий мешок со льдом к колену, чтобы остановить отечность.

Мне пришлось ждать своей очереди для операции на колене. Вскоре после моей травмы Том вернулся в Калгари, чтобы снова поработать на Стю. Кроме того, Мишель была беременна, а в Канаде за рождение ребенка не нужно было платить. Их девочка, которую назвали Бронвайн, родилась в мае.

Мое колено наконец-то окончательно залатали 26 июня, 4 месяца спустя после моей травмы. Чтобы не тратить время на восстановление впустую, на следующий же день я прошел операцию по удалению всех четырех зубов мудрости. Наступил День Канады, канун моего дня рождения, но я был не в праздничном настроении. Джули отправилась в Реджайну, чтобы навестить свою бабушку, а я остался в одиночестве прыгать по дому в костылях. Вот так подарочек на день рождения. Она шипела на меня, как разъяренная кошка, когда спускалась по ступеням нашего дома и усаживала улыбавшуюся Джейд в мой серый Кадиллак. Если честно, я был рад, что она уехала. Когда они выехали со двора, я саркастически помахал им вслед и не удивился, что ответила мне только Джейд.

Воздух в доме был пропитан злостью так долго, что внезапная тишина открыла тайник с моими эмоциями. Я уселся в старое кресло и принялся жалеть самого себя. Я ощупал свое заплывшее лицо, больное колено, усеянное свежими швами. Я чувствовал себя, как Франкенштейн, как Король Боли. Но физическая боль была не так тяжела, как страхи, которые таились в моем сердце. Это был один из тех моментов, когда Джули нужна была мне рядом, но она просто не могла или не хотела помочь мне; почему – я не знал, да и сейчас не знаю.

Том и Дэйви были далеко от меня, а теперь и Джули стала отходить в сторону. Я смотрел на трещины в потолке достаточно долго, чтобы они стали превращаться в причудливые формы, но лишь закрыв глаза, я увидел всю картину. Я устал от Джули. Если бы не Джейд и ребенок, который скоро должен был родиться, я бы уже сдался. Осознание этой правды, сколь печальной она бы ни была, помогло мне собраться с мыслями.

Я не смог бы бросить своих детей, но я и не собирался провести остаток жизни, катаясь на крутых американских горках. Я оставался честен с собой, относился к своей собственной жизни с умом и заботой, отказываясь принимать стероиды, но, глядя на Тома или Дэйви, я понимал, что именно стероиды позволили им добиться столь многого в их карьере. Врач сказал мне, что восстановление после травмы колена займет около полугода! Я не мог позволить себе не работать столь долго. Но недавно я услышал, что Танни вдруг порвали связи с NWA и присоединились к Винсу МакМэну и WWF. Если я собирался чего-то добиться в этой жизни, у меня оставался один козырь в рукаве. Япония. Шимма пригласил меня на 4 недели в октябре. Я должен был привести себя в форму!

Несколько дней, проведенные дома в одиночестве, пошли мне на пользу. В конце недели я был на подъеме и пошел на шоу Stampede поздороваться с ребятами. В раздевалке я встретил главную звезду территории, Абдуллу, который был счастлив, как всегда. Он сказал: «Привет, Гейб». Почему-то, Абби называл всех Гейбами.

Я расположился в зале, неподалеку от ринга, вынужденный быть в роли зрителя. Абби работал с Джерри Морроу, а когда рефери дисквалифицировал его, он схватил несколько железных стульев и закинул их на ринг, а потом перевернул столик таймкипера. Как в старые, добрые времена. Потом Абби направился ко мне, но я многозначительно посмотрел на него: «Я не могу! Мое колено!» Как я не пытался этого избежать, но все же вскоре я вовсю лупил его костылем по голове. Он провел лезвие по лбу, и кровь побежала по его лицу. «Ударь еще!» И я ударил.

Какой странный мир рестлинга, где кровопускание предлагается и принимается, как жест уважения и доброты.
В тот вечер Абби пожертвовал своей популярностью, чтобы помочь мне, в качестве услуги Стю, а может быть, и мне. Прятавшийся внутри меня маленький любитель рестлинга, который когда-то боялся ужасного Мясника Абдуллу, был самым счастливым человеком на свете, когда окровавленный Абдулла поднял на меня глаза, а я угрожающе потряс в воздухе костылем. Мой отец улыбнулся и весело назвал его черным негодяем. А я назвал его клевым котом. Спасибо, Абби.

…В силу того, что 14 и 15 глава совсем небольшие, они публикуются в один день

Ðåéòèíã@Mail.ru   Rambler's Top100