[Брет Харт: Хитман] Глава #22: У каждой собаки есть свой день

Винс добавил четвертое ежегодное ППВ, SummerSlam, первое должно было пройти 29 августа 1988 года в Медисон-Сквер-Гарден. Несмотря на постоянные поражения в одиночных и командных матчах на протяжении последних 10 месяцев, непонятным образом Основание Хартов получило титульный бой против Demolition. Билл Иди теперь выступал, как Экс, а Барри Дарсоу получил имя Смэш; объединившись вместе в команду «Разрушение», они уничтожили все команды в WWF. Было очевидно, что Основание не выиграет матч на SummerSlam, но я снова почувствовал возможность провести отличный матч и, может даже, «украсть шоу».

После того как меня поочередно уничтожали Разрушители, каждый из которых был большим, сильным и правдоподобным рестлером, я передал инициативу Джиму, который разбросал соперников, сбивая их с ног футбольными тэклами и высокими дроп-киками. Когда я оттянул верхний канат, словно тетиву лука, и запустил 125-килограммового Наковальню прямо на стоявших за рингом Экса и Смэша, раздался оглушительный рев. В концовке Экс ударил меня по затылку мегафоном Джимми Харта. Мы проиграли матч, но украли шоу.

Чуть позже в тот вечер Последний Воин отобрал межконтинентальный пояс у Хонки-Тонк Мэна за 15 секунд. Хоган поделился своей славой с Мачо Мэном, когда они объединились против команды из Человека на миллион долларов Теда ДиБиаси и Гиганта Андре. В концовке, больше бы подошедшей к мультфильму, Мисс Элизабет разделась до купальника, отвлекая соперников, что позволило Рэнди и Халку собраться с силами и выиграть матч. Но в поведении Мисс Элизабет не сквозила пошлость, все выглядело естественно и забавно. В те времена продукт и маркетинг WWF были направлены на семейный просмотр.

После шоу Оуэн, Джим и я закусывали говядиной и капустой в манхэттенском пабе под названием «The Blarney Stone». В пабе было полно кошек, что напомнило нам кухню Стю. Оуэн, который, на самом деле, ненавидел толпы кошек в доме Стю, поморщился с презрением.

— Ладно тебе, Оуэн, — сказал я. – Раз здесь столько кошек, то уж точно нет ни одной крысы, верно?

Начав выступать в июле, Оуэн уже сменил несколько имен: Голубой Ангел, Голубой Демон, Голубой Лазер. Винс не выполнил обещаний по костюму и имени – Оуэн выступал в костюме, сшитом знакомой Марты. Я предложил ему потратиться на нормальный костюм, но он ответил, что это оскорбило бы Марту. Беседа резко перешла к обсуждению Бульдогов, которые огорошили нас всех своим предупреждением. Они решили уйти из WWF после Survivor Series в ноябре. Том решил вернуться в Японию и Калгари, хотя территория Стю уже дышала на ладан. Мне было интересно, о чем эти двое будут думать в фургоне при температуре -40, проезжая мимо огромной зеленой статуи Стю в Саскатуне. Хотя я завидовал тому, что они снова будут дома.

Джимми Харт поработал над музыкой Основания Хартов, создав повторяющийся гитарный рифф, который звучал, словно мощный локомотив, мчавшийся по рельсам. А отдел маркетинга снабдил меня парой серебристых очков, которые я должен был надевать каждый вечер, такие очки также продавались в сувенирных лавках. Меня попросили дарить каждую пару очков какому-нибудь ребенку в первом ряду. Сначала дети отстранялись от меня – они еще помнили, что я недавно был хилом. Но спустя несколько месяцев ТВ-шоу я словно кормил белочек в парке: целая куча детей смотрела на меня в надежде, что именно им достанутся очки. Этот небольшой ритуал стал большим фактором в моем превращении в фэйса.

Несмотря на все хорошее, бизнес был на спаде, а оплата была очень низкой, если только ты не работал на шоу, где был Мачо. Винс решил, что он больше не сможет оплачивать рестлерам перелеты домой; теперь он оплачивал только билеты на шоу, а обратно мы добирались за свой счет. Большинство рестлеров жило во Флориде, куда лететь гораздо дешевле, чем в Калгари. В итоге, во время моих трехдневных перерывов в турах я не всегда мог позволить себе перелет домой. Вместо этого, я оставался в отелях и откладывал деньги до следующего перерыва. Я оказался в финансово-эмоциональной пропасти: Джули понимала, почему я стал реже прилетать домой, но ни ей, ни детям это не нравилось. Да и мне тоже.

Курт Хенниг, рестлер во втором поколении, выступавший теперь, как Мистер Перфект (Совершенство), был дебютантом в WWF. Он невольно запустил цепь событий, приведших к падению Тома. Хенниг был отличным работником и любителем пошутить. Он спрятал несколько тяжелых стальных замков в чемодан Жака Ружо, чтобы он стал еще тяжелее. Жак же решил, что это проделки Бульдогов, и сказал Хеннигу, что если такое повторится, он пожалуется самому Винсу. Курт, поддерживая свой розыгрыш, отправился к Тому и передал слова Жака. Том, взбешенный тем, что Жак собирается сдать его за то, чего он даже не делал, ворвался в раздевалку, где Жак играл в карты, и залепил Жаку такую пощечину, что тот свалился с лавки.

Жак никогда не разыгрывал из себя крутого парня, но в этот раз решил постоять за себя. Он прыгнул на Тома, который схватил его за шею и придушил. Потом он отпустил Жака, но тот снова бросился на Тома. Том ударил его в челюсть и снова повалил на пол; теперь Том не отпускал болевой, пока Жак не застучал рукой по полу. Тогда в раздевалку пришел брат Рэй и вежливо попросил Тома отпустить Жака. Том отпустил, но приказал Жаку не плакать и не жаловаться руководству на Тома за то, чего он не делал.

Рэй Ружо был бывшим боксером, и, несмотря на его спокойное поведение, его уважали в раздевалке. Он травмировал колено неделю назад в матче против Джима и меня и теперь обкладывал его льдом каждый вечер. Том, любивший наезжать на других, не мог не воспользоваться случаем поиздеваться над Рэем.

Рэй смиренно сказал: «У меня болит колено». На что Том ответил: «Ага, Рэй. Подойди ко мне, когда колено заживет. Я буду ждать тебя».

Поскольку Основание работало с Ружо каждый вечер, мы не могли не заметить, как они переживают полученные оскорбления. И каждый вечер Том спрашивал Рэя о состоянии его колена. Я попросил Тома оставить этот вопрос. Потом на ТВ-записях в Толедо у Тома завязался разговор с Пэтом Паттерсоном. Они остались в столовой вдвоем. Когда они встали и вышли из столовой, Жак исподтишка нанес удар Тому, выбив все его передние зубы. Пока Том стоял, согнувшись, ошарашенный, истекающий кровью, Жак продолжал избивать его, пока не вмешался Бэд Ньюс Браун. Тем временем Пэт прыгал и кричал, как женщина в истерике. Ружо уже собрали чемоданы и сбежали с ними раньше, чем Том что-нибудь понял.

Сначала я был расстроен и хотел вмешаться в эту ситуацию. Но чем больше я думал, тем больше понимал, что Том сам напросился на это и что те, над кем Том издевался в прошлом, с радостью отреагируют на эту новость. Я решил, что это была не моя война.

На следующий день Бульдоги отправились в тур WWF по Франции. Винс позвонил Тому во Францию и предложил оплатить расходы на стоматологию, но настоял на том, чтобы по возвращении Том и Дэйви зашли в номер Винса в гостинице на ТВ-записях в Сан-Франциско. Он также пригласил туда Ружо и Пэта и хотел, чтобы они все помирились. Он сказал Тому, что, если они продолжат враждовать с Ружо, Том не получит свои проценты от продаж, бонус за ППВ и за тур по Франции. Том нехотя повиновался приказу Винса. Для многих из нас, рестлеров, это стало неожиданным сюрпризом – Тома, нашего легендарного питбуля, кастрировали. Те из нас, кто знал его достаточно хорошо, сразу поняли, что выбитые зубы станут началом его конца.

Динамит сдержал слово, пожав руки Ружо на глазах у Винса. 24 ноября он даже селлил их атаки в последнем матче Бульдогов в WWF на Survivor Series и провел несколько сложных спотов с Жаком. Он не мог поступить иначе. Но это его еще больше тяготило.

Для меня не нашлось какой-либо серьезной роли на Survivor Series. У Винса была своя группа звезд, к числу которых я не принадлежал. Более того, мне повезло, что я все еще работал в WWF, учитывая то, как легко они рубили головы: только что уволили Мурако и Уличного Пса; потом выгнали бывшего преступника Кена Патеру; затем Пчел-Убийц. Не знаю про остальных, но, по-моему, Пчел уволили, потому что они обсуждали идею создания профсоюза с Джесси Вентурой.

На шоу Оуэн не рассчитал время прыжка, и пробегавший под ним Грег «Молот» Валентайн ударил Оуэна головой прямо в пах. Оуэн смог не только закончить матч, но в концовке прыгнул на Валентайна с канатов. Я узнал только на следующий день, что одно из яичек Оуэна опухло до размера бейсбольного мяча, и он отправился домой в ужасной боли и опасался, что придется его ампутировать!

6 декабря у меня состоялся телевизионный матч с ветераном Валентайном, и мы придумали сюжет, в котором Хонки вышел к рингу и разбил свою фальшивую гитару о мою голову. Выбежавший ко мне на помощь Джим получил оглушительную реакцию. Несмотря на похвалы, я понимал, что в обозримом будущем мне предстоит лишь проигрывать Хонки. Но Хонки даже не понимал, что, оказавшись в матчах со мной, он на самом деле был понижен в статусе. У Хонки были тонкие руки и кривые ножки, казалось, что его удары не разобьют и яйца: он выглядел полнейшим недоразумением. Старые рестлеры, которые гордились умением делать реалистичные матчи, были искоренены. Я начинал чувствовать себя одним из сталинских генералов, ожидавших своей казни, потому что наши ряды пополняли все новые мускулистые монстры, у большинства из которых не было даже таланта, не то что умения работать. Последний Воин должен был стать новой суперзвездой Винса. Люди, вроде Восхитительного Рика Руда, Биг Боссмена и Джима Даггана (которого снова наняли) заменили стимбоатов, мурако и пайперов.

А в Калгари Оуэн успешно восстанавливался после своей травмы, которая, к счастью, не потребовала хирургического вмешательства. Неудивительно, что Бульдоги, вернувшиеся в состав Stampede Wrestling, собирали аншлаги в Павильоне. Но потом Стю и Кит предложили Тому позицию букера, потому что он всегда придумывал классные концовки. К сожалению, он оказался неспособен прописывать целое шоу каждую неделю и не справился с задачей букинга. Боль, болеутоляющие и водка плохо сказывались на его умственных способностях, а случай с Ружо еще дальше подтолкнул его по пути к жалкому, озлобленному алкоголику. Он винил Дэйви во всех своих ошибках вместо того, чтобы признать, что эти ошибки были следствием неизбежного износа его собственного тела.

Дэйви признался мне, что считал ошибкой их уход из WWF и что ему было жаль, что он послушался Тома. А тем временем накачанный стероидами и болеутоляющими Том пережег территорию огромным количеством гиммиковых матчей с тоннами пролитой крови. Сначала это сработало, но через несколько недель почти добило бизнес Стю.

Я часто звонил домой в поисках любви и поддержки, изливая мои страхи и сомнения Джули. Но она снова заговорила о том, что хочет уйти от меня. Я знал, как ей непросто, но я знал и то, как тяжело приходилось работать мне, чтобы обеспечить ее и детей. Александра Сабина, которую мы все называли Бинс, уже начала ходить и щеголяла четырьмя зубками.

Наступило время строить сюжеты к WrestleMania V. Хоган и Мачо объединились в команду Суперсила, но теперь их разделили, чтобы они могли работать друг против друга за пояс чемпиона. Я пессимистично смотрел на нашу перспективу получить хороший матч; мои опасения подтвердились, когда на домашних шоу перед WrestleMania мы стали выступать против Хонки и Валентайна, объединенных в новую команду «Ритм-энд-блюз». Вчетвером мы старались делать вид, что это что-то может значить, но мы также прекрасно понимали, что это не так.

Мы все смеялись от души, рассматривая выпуск журнала Mad за март 1989 года, где звезды WWF были представлены в качестве актеров популярных в то время фильмов. Джим и я оказались в новой версии «Неприкасаемых», в которой Хонки-Тонк убивает меня гитарой. Еще смешнее, чем сами рисунки, мне показалась реакция Джима, который вышел из себя, потому что художники нарисовали его со слишком узкими плечами и добродушным лицом. Это его очень бесило.

Я пригласил Джейд и Стю в Атлантик-Сити на WrestleMania V, поскольку Оуэн и я были заявлены на шоу. Стю поселился со мной и Джейд и отличился великолепной памятью, когда в подробностях рассказал мне, как он посещал Атлантик-Сити в 40-х, когда это был еще небольшой курортный городишко.

Наступил день WrestleMania V, утром в номер позвонили и спросили Стю, который стоял в своей длинной, полосатой пижаме и разговаривал по телефону с широкой улыбкой.

— А, Редж… как у тебя дела, дружище?

Редж Парк когда-то был весьма уважаемым бодибилдером. Он всегда был приветливым парнем, и разговор у них шел хорошо, но вскоре Стю не мог поверить тому, что слышал от Реджа: «Стю, ты ведь всегда меня боялся. У тебя кишка тонка побороться со мной, ведь я легко засуну твою голову в твой же зад!»

Стю метался по комнате, крепко прижав трубку к сломанному уху, а его челюсть стала твердой, как скала: «Редж, если ты хотел побороться со мной, почему ты ни разу не попытался?» Даже вены на его крепких белых ногах налились цветом; я был уверен, что сейчас Стю спустится в фойе и устроит бой с Реджем прямо там! Джейд стояла с распахнутыми глазами, не понимая, от чего деда так расстроился.

Потом Стю резко сел на кровать и бросил трубку. Робкая, почти застенчивая улыбка появилась на лице отца. Я ее никогда не забуду.

— Это был Оуэн. Этот маленький негодяй разыграл меня!

Оуэн теперь выступал в маске и плаще, как Голубой Блейзер, он часто работал с Куртом Хеннигом, который быстро становился лучшим рестлером компании. Оуэн восстановился после травмы; он ожидал возможности провести драматичный матч с Куртом, но им выделили только восемь минут. Курт был настолько добр, что позволил Оуэну неплохо показать себя; он уважал меня и Оуэна за наше мастерство.

Я уговорил Рэнди и Лиз присмотреть за Джейд, которая боготворила Лиз. Пара местных фанаток, которых я встречал раньше, отвели Джейд в салон красоты, где ей сделали прическу и подобрали платье, как у ее идола. Мой матч прошел хорошо. Чуть позже я стоял с Джейд за кулисами и смотрел, как Хоган выигрывает у Рэнди пояс чемпиона мира в тяжелом весе. Когда шоу закончилось, я постучался в раздевалку Рэнди и сказал ему и Лиз, что Рэнди был хорошим чемпионом. Он и Лиз старались ради всех нас.

Я уважал Рэнди намного больше, чем Последнего Воина, который в последнее время получал большой пуш, благодаря своей внешности. Однако его матчи состояли из того, что он дрожал и тряс канаты своими огромными, мощными руками. Он никогда не селлил атаки соперников и только бегал по рингу, ожидая, когда боги дадут ему сил. В итоге, он проводил несколько клоузлайнов, а в концовке поднимал соперника над головой, бросал на мат, пробегал через весь ринг три или четыре раза (словно это бы придало его приему больше силы) и прыгал на лежащего оппонента, удерживая его.

Чего Воин никогда не понимал – требовалась целая раздевалка добротных работников, чтобы его матчи выглядели хоть сколько-нибудь убедительно: работники вроде меня, ДиБиаси, Хеннига, Руда, делали бродяг, вроде Воина, чемпионами. Винсу пришлось дать пушу Воину, потому что ему казалось, что Хоган начал сдавать позиции.

8 апреля я прибыл в Милан на свой первый тур с WWF по Италии. Я был измучен долгим перелетом, когда вошел в раздевалку и провел пальцем по расписанию матчей, прикрепленному на стене. Я был поражен, узнав, что моим противником станет Андре! Будучи техничным рестлером, я понятия не имел, как бороться с гигантом. Наверное, Андре почувствовал мой страх. Он засмеялся и сказал: «Не бойся, босс. Слушай меня на ринге».

Я вышел под шумные аплодисменты и сразу бросился на Андре. Я, как и зрители, удивился, когда он повалился назад и застрял руками между вторым и верхним канатами. Я нанес ему несколько ударов, и он попросил меня разбежаться на него от канатов, но я натолкнулся прямо на его огромную ногу. В какой-то момент, когда я лежал под нижним канатом, Андре встал одной ногой на мою грудь, а другой – на живот. Я сделал глубокий вдох, надеясь удержать его на себе, но воздух быстро вышел из меня. Это было, словно вы поднимаете домкратом грузовик, и домкрат внезапно срывается. Так Андре напоминал своим оппонентам, что при желании он может убить их, просто упав на них всем своим весом. Если Андре не нравился какой-то рестлер, он быстро об этом узнавал. Он отступил, и я смог вдохнуть воздух, но тут же увидел, как он подпрыгнул верх и упал локтем на мою грудь. Кто знает, что было бы, если бы он промахнулся на пару сантиметров…

Моя нога торчала из-под него, как нога ведьмы, на которую упал домик в «Волшебнике страны Оз». На самом-то деле, Андре был прекрасным работником, и я ничего не почувствовал.

После матча Андре сказал мне, что сам попросил хотя бы об одном матче со мной, потому что он считал меня великолепным работником. Это значило для меня больше, чем он мог себе представить.

Когда я садился в автобус через заднюю дверь, я заметил двух истерически кричавших девушек с плакатом «Мы любим тебя, Хитман». Джимми Харт долго не мог этого забыть: «Это было необычно, надо было это заснять. Такое в этом бизнесе нечасто увидишь».

Я выпивал с итальянскими девушками и разговаривал с ними об американской политике и музыке. Оуэн, в основном, сидел в своем номере; несколько дней спустя он уже был на пределе, а многие рестлеры просто ломались. Варлорд и Воин считали, что они сжимаются, потому что они не нашли хороших тренажерок, а еда была слишком неамериканская. Когда мы прибыли в Кальяри на острове Сардиния, рестлеры уже были готовы поднять бунт.

Последние дни в Италии я провел в гостинице в Сассари, на задворках которой располагался какой-то жестокий зоопарк. В клетках были заперты, на вид, едва живые экзотические птицы, несколько облезлых бабуинов и жалкий бородавочник. Я почувствовал сходство с этими бедными созданиями и подкармливал их яблоками, украденными в гостинице. В последнюю ночь тура Варлорд спал на кушетке в фойе, опасаясь, что он может проспать рейс в Америку.

Вернувшись, я провел разочаровывающий матч на Spectrum Arena в Филадельфии, 20-минутную ничью с Куртом Хеннигом. Мы придумали отличный матч, так нам казалось, пока мы не вышли на ринг; и нельзя сказать, что мы не старались, напротив, мы старались слишком сильно. Матч в итоге превратился в вязкое месиво, оставив нас гадать, кто же был виноват в этом. На следующий вечер в Торонто мы провели точно такой же матч, но на этот раз все сработало и мы подняли всех зрителей на ноги.

С Куртом я мог делать приемы, о которых и не мечтал с Бэд Ньюсом или Хонки. Мы подстраивались под ритм друг друга, и проводили эпичные битвы с постоянными переходами инициативы, в которых мы очень много разрешали друг другу. Я уже сделал Курта, прыгнув со второго каната, ударив его грудь локтем и схватив ногу; судья постучал раз… два… но зазвонил гонг. Курту повезло, что вышло время, но я попросил в микрофон дать нам еще пять минут. Курт сделал вид, что уходит, подав мне сигнал, чтобы я отвернулся от него. Когда я отвернулся, он вернулся на ринг и напал на меня сзади. Курт забрался на угловую стойку, но я вскочил на ноги и ударил его кулаком в живот, из-за чего он потерял равновесие и сел на стойку. Зрители сходили с ума, когда я стащил его за волосы и избивал его по всему рингу, пока ему не удалось выскользнуть под нижним канатом. Фанаты громогласно выразили свое одобрение. Это был один из лучших матчей в моей карьере, и большая заслуга принадлежит Курту, он был прекрасным работником.

В WWF наконец-то решили выпустить сувенирную продукцию Хитмана: майки и мои коронные солнечные очки продавались на ура. WWF посвятила мне специальный номер своего журнала Spotlight той весной, а на обложке поместили мое очень соблазнительное фото. Никогда не забуду, как Грег Валентайн пошутил, что посмотрев на эту мою фотку, он сразу захотел меня. На тот момент выпуск стал самым продаваемым журналом о рестлинге. В то же время по раздевалке ходил выпуск японского журнала о рестлинге, где красовалась страшная фотография Динамита во весь рост, побритого налысо, со шрамами на лице и выбитыми зубами. Он выглядел ужасно, и мне стало стыдно за него. Случай с Братьями Ружо терзал его совесть, и он, казалось, встал на путь саморазрушения. Мишель и их дети временно переехали ко мне, потому что Том выгнал их из дома в приступе гнева.

Мои майки продавались с успехом, но, видимо, для Винса это не имело значения. Несмотря на обещанный пуш, он заставлял меня проигрывать Курту в каждом матче, готовя его к Воину и Хогану. Но это только укрепляло наше взаимодействие, и мы легко делали лучший матч на каждом шоу. Я снова чувствовал, что Винс предал меня, но это никак не отражалось на качестве моих матчей. Я был парнем, на которого рассчитывал Винс, который мог бы поднимать других парней, которые могли бы приносить ему большие деньги.

Ðåéòèíã@Mail.ru   Rambler's Top100