[Крис Джерико: Неоспоримый] Глава 22: Арахисовое масло и сельдерей

Рубрики: Авторские рубрики Автор:

Теперь, когда я стал чемпионом, я понимал, что придется работать еще старательнее, чем прежде. Пат сказал мне: «Когда ты на вершине – смотри в оба, ибо многие захотят тебя оттуда столкнуть». Вся компания следила за каждым моим шагом, ожидая, что я вот-вот оступлюсь, и Винс был моим главным критиком. Я не осуждал его за это.

Он внес большой вклад, сделав меня Неоспоримым Чемпионом, ведь в тот момент он нуждался в создании новых звезд. Игрок и Майклз были вне игры, Энгл был чемпионом солидное количество раз, Рок все больше времени проводил в Голливуде, а Остин уже являлся крупнейшей фигурой в бизнесе. Винсу не оставалось ничего другого, кроме как дать мне повышение.

Я жаждал продемонстрировать свою ретивость, но была одна проблема: я не чувствовал себя в полной мере Чемпионом. Я не был доволен своей работой в WWE за тот промежуток, что там находился, мои отношения с Винсом были далеки от идеала, а за моей спиной все еще шептались злопыхатели.

Следующим вечером, на Raw, состоялась моя коронация, на которой Флэр (который по сюжету являлся одним из владельцев компании) должен был вручить мне два титула. Я поднялся на ринг и произнес пламенную речь, в которой поблагодарил человека, без которого моя победа не состоялась бы – себя.

Позже, тем же вечером, состоялся мой рематч против Остина, что прошел в стальной клетке и суть которого заключалась в следующем: Остин избивает меня до тех пор, пока я не буду измазан кровью, как фанат в первом ряду на концерте Gwar (шок-рок группа из США, выступающая в костюмах монстров. – прим.перев.). Он провел мне Stunner и уже готовился выйти из клетки, когда его вновь атаковал Букер Т., на этот раз ударив Остина дверью клетки, что позволило мне выйти из нее победителем. Несмотря на то, что я был Неоспоримым Чемпионом, я все еще не одержал ни одной чистой победы; моей виктории в клетке толпа не придала никакого значения.

Да, победа, благодаря вмешательству – это обязательный атрибут любого хила, однако фанаты все еще не воспринимали меня как чемпиона.

Мой большой успех не наделал особого шума нигде, кроме как в рядах сотрудников охраны аэропорта.

Перый урок, что я усвоил, когда тренировался у Братьев Хартов – всегда носи свое обмундирование с собой. Вряд ли тебе захочется лихорадочно рыться в сумке, находясь в дороге по пути на шоу, в случае если оно (обмундирование) потеряется. Поэтому, мне приходилось таскать мои титулы с собой повсюду, через каждый аэропорт. Вкупе, они весили около одиннадцати килограмм, и всегда высвечивались на сенсорах Службы Охраны Аэропорта (СОА). Каждое утро, без исключений, я слышал одну и ту же фразу.

— Сэр, разрешить осмотреть ваш багаж?

Затем, мне приходилось стоять там и смотреть, как они открывают мой багаж: это напоминало сцену из «Криминального Чтива», в которой Винсент Вега схожим образом открывал чемодан Марселаса Уолесса.

— Так, что тут у нас? – спрашивал охранник с оживившимся взглядом и неприкрытым любопытством в голосе, – Что ты за чемпион такой?
— Рестлинг.
— Рестлинг, говоришь? Тогда ты, должно быть, крут.

Затем ему непременно хотелось поделиться радостью от своей находки с коллегами по работе.

— Эй, Энос, глянь-ка сюда! У нас тут настоящий чемпион по рестлингу!

Энос (Статистическая Пометка Автора: 30 процентов работников СОА носят имя Энос.) покидал свой пост, чтобы заняться поиском члено-бомб (потеха, суть которой заключается в обнаружении мелких кусочков бумаги с нарисованными шутником пенисами на них – прим.перев.) или попытаться раздобыть какие-нибудь вещи для себя.

— Эй, да ты только взгляни на это! – восклицал Энос, вынимая титулы из сумки, изучая их, поглаживая и примеряя их на своем поясе. Решая похвастаться перед своими коллегами Эдной, Эзилом и Элиасом, Энос начинал кривляться в разных позах, пока не прибегал Элвис, до этого занимавшийся тщательным осмотром бутылки Аквафины, и не составлял ему компанию.

— Эй, посмотрите на меня! – кричал Элвис, закрепляя титул на своем поясе и принимаясь расхаживать с важным видом; свое дефиле он обычно завершал безупречной «лунной походкой».

Тебе, мой дорогой читатель, может показаться, что это было довольно забавно, однако, представь, что мне приходилось наблюдать за этим четыре дня в неделю, из недели в неделю. Тебе все еще кажется, что это забавно?

Спустя неделю моего великолепного чемпионского рейна, я провел матч с Робом Ван Дамом на Raw. Прямо перед самым началом матча, нам добавили дополнительные пять минут. Обычно, в этом нет ничего страшного, однако Роб все еще испытывал некоторые трудности касательно стиля работы на ринге WWE. Я так же был не в тонусе и, поэтому задача заполнения нами дополнительного времени показалась мне проблематичной. Матч получился слегка затянутым и вязким, еще хуже его сделало присутствие Винса за столом комментаторов. Он довольно редко комментирует матчи и я подумал, что он был там лишь для того, чтобы оценить мою работу. Хотел ли он посмотреть, как я работаю в более выгодном для этого ракурсе? Следил ли он за реакцией публики на меня? Если так, то я облажался в обоих случаях, так как матч хорошим не получился, а толпа почти не реагировала на меня.

Начало моего рейна было ужасным, и все это знали, поэтому я не был удивлен, когда перед записями Smackdown на следующий день я услышал слухи о том, что Винс собирается лишить меня Чемпионства. Поначалу я не придал им особого значения, однако позже три разных человека проинформировали меня о том, что Винс собирается пересмотреть свое решение, и это заставило меня задуматься.

Эти сплетни начали выводить меня из себя. Я был Чемпионом всего неделю, и после тех одиннадцать лет, в течение которых я рвал себе задницу, чтобы заработать это право, я не собирался так просто сдаваться. Тогда я решил поговорить с Винсом, пока еще было не поздно.

Я нашел его неподалеку от офиса. Терять мне было нечего. Если он уже принял решение забрать у меня титул, то разговор будет бесполезным, но, если он все еще сомневался, то у меня был шанс продемонстрировать ему кое-что новое из моего репертуара. Пан или пропал.

— Послушай, Винс, Я – Неоспоримый Чемпион и я знаю, что этот шанс мне дан не за просто так. Я уверен в том, что за кулисами есть люди, что ставят под сомнение твое решение, но мне плевать – я — Чемпион! Это мое время, мой шанс, и, если люди в меня не верят, то пускай идут на х**. Знаешь что, Винс? Если и ты не веришь в меня, иди ты тоже на х**!

Да, именно так я и сказал ему тогда. Я сказал великому Винсу Макмэну, что бы он шел на х**. Но именно так я себя чувствовал в тот момент и, поэтому сказав это, я будто снял груз с души.

Теперь мне предстояло столкнуться с последствиями.

Винс смотрел на меня с каменным лицом. Я склонил голову и приготовился к тому, что его Дамоклов меч вот-вот опуститься на мою голову и мне придет конец.

Он продолжал смотреть на меня мертвым взглядом; ни один мускул на его лице не смел содрогнуться.

(Время замедлило свой ход…минуты превратились в часы…я наблюдал, как опускается занавес).

Наконец, Винс пошевелился, но вместо того, чтобы обрушить свой гнев на меня, его взгляд хладнокровного серийного убийцы сменился на взгляд радостного ребенка, открывающего свой рождественский подарок в шесть утра.

— Это именно то отношение, что я хочу от тебя! Именно то, что я хотел услышать! – сказал Винс, с той же интонацией, что и доктор Эмет Браун в «Назад в будущее», когда узнал, что ДеЛореан действительно может путешествовать во времени.

— Тебе нужно поверить в то, что ты — Чемпион и вести себя так всегда! Когда Брэт Харт был чемпионом, он верил в это и никто не смел ему перечить. Этого же я хочу и от тебя! Я знаю, что у тебя есть характер и есть вера в себя, но ты не показывал мне это до сегодняшнего дня. Ты — первый Неоспоримый Чемпион в истории бизнеса, черт возьми! Теперь докажи мне, что ты этого заслуживаешь!

Я только что ударил дъявола по яйцам, и выжил, дабы история приобрела достоверный почерк.

Спустя несколько минут ко мне подошел Пэт Паттерсон.

— Что ты сказал Винсу?
— Я послал его на х**.
— Серьезно? – Пат был в шоке. – В общем, чтобы ты ни сказал ему, это сработало, потому что он продолжает продвигать тебя с тем же усердием. Знаешь что, Джерико? У тебя, верно, большие яйца, парень!

Следующим PPV стал Royal Rumble, на котором был заявлен титульный бой между мной и Роком. Рок был моим любимым оппонентом и мне, наконец, представилась возможность показать всем, почему именно я достоин звания Мирового Чемпиона. Идея заключалась в том, что я сохраню титул, благодаря подставе (screwjob), что обычно означало либо вмешательство, либо удар ниже пояса, либо использование любого постороннего объекта. Я решил, что необходимо вызвать как можно более негативную реакцию, а значит использовать все три возможных способа. Заручившись поддержкой Антиамериканцев (Кристиан, Лэнс Шторм и Тест), я использовал первый способ. Затем, когда рефери отвлекся, я ударил Рока по орехам, направил его голову в оголенный турнбакл и победно удержал, положив оби ноги на канаты. Публика в Атланте негодовала и забукала меня как миллионеров на ралли Обамы. Победа обеспечила мне необходимый кредит доверия и попутно стала ярчайшим моментом моего рейна в качестве Неоспоримого Чемпиона.

На PPV так же состоялось триумфальное возвращение Игрока, который вернулся, спустя семь месяцев отсутствия в связи с серьезной травмой ноги. Он выиграл Royal Rumble и получил тайтл-шот на WrestleMania X8, однако не только он вновь примкнул к ростеру WWE.

Под занавес шоу, Винс обмолвился о том, что собирается возродить оригинальное NWO с Кевином Нэшем, Скоттом Холлом и Халком Хоганом впервые в WWE. Я был не единственным, кто удивился решению Винса привлечь трех главных виновников в гибели WCW к работе WWE и распространении своей заразы внутри компании.

В ростере числилось несколько человек, что помнили, каково было работать в WCW, когда у власти находилось NWO, и они были совсем не рады возвращенцам. Вся раздевалка ходила ходуном, не имея ни малейшего представления о том, что может случиться, когда вернутся ОНИ. Уничтожат ли они наши устои своим хамским поведением? Получат ли они контроль над разумом Винса, используя свои темные силы, как это уже случалось с Эриком? Кто остановит их? Кто спасет нас?

Лишь один человек мог противостоять NWO. Мне нужно было найти его, того, кто пользовался уважением у всех поголовно и имел особое влияние внутри компании. Он был оракулом, мудрецом и Фонцем в одном лице.

Имя ему — Мертвец.

Я поделился своими опасениями с Гробовщиком, и он внимательно выслушал меня, прежде чем изложить мне свои мысли.

— Единственное, что здесь по-другому, это то, что босс — Винс. Он во главе и мы все это знаем. В WCW боссов было несколько, и поэтому было куда проще ими манипулировать. Эти ребята будут делать, то, что им скажут, а если нет, то долго им здесь не продержаться. Я об этом позабочусь.

После этих слов, он взмахнул рукой и растворился в облаке дыма.

Мастер сказал свое слово.

Теперь нам ничто не грозит.

День «икс» настал, и я вновь, спустя три года, оказался в той же компании, что и Скотт Холл, Кевин Нэш и Халк Хоган. В первый же свой день они начали вести себя в своей фирменной манере, особенно Халк. Он пожал мне руку и повторил те же слова, что и на похоронах Оуэна Харта тремя годами ранее.

— Ты сказал, что прихватишь меня с собой, когда переберешься сюда.
— Я знал, что ты и сам найдешь способ здесь оказаться, – ответил я с широченной улыбкой на лице.

Нэш не упустил возможности подшутить над моими, покрашенными в ярко-красный цвет, кончиками волос (я сделал это, вдохновившись новой прической Оззи).

— Симпатичная покрасочка, Джерико.

Не растерявшись, я нанес ответный удар.

— Что ж, некоторые блондины красят свои волосы в красный, в то время как седые красят свои в коричневый.

Правда была суровой; улыбка Нэша исчезла с его лица так же быстро, как коричневая краска с его седых волос.

Холл был последним из прибывших и выглядел дружелюбным, однако его глаза напоминали мне глаза акулы, что зловеще выглядывали из морской глади. Челюстям потребовалось всего пять минут, чтобы нанести удар: Холл подошел к Буббе Рею Дадли.

— Обожаю «3D». Какой же все-таки это классный финишер… жду не дождусь, когда вырвусь после него.

Холл славился своими колкими фразочками и выражениями вроде «это рестлинг-бизнес: здесь нет места дружбе» или «покажите мне строчку в моем контракте, где говорится, что я должен быть дружелюбен с каждым». Он вел себя так в WCW, но здесь это дерьмо никто есть не собирался. WWE – это место, где делаются большие деньги, а не песочница, где можно мочится, когда тебе вздумается.

Сейчас все был по-другому: я больше не боялся их, как это было раньше. Я больше не был тем парнем из WCW, я был Чемпионом, черт возьми.

Но вот насколько хорошим, это еще предстояло узнать.

Остин был моим оппонентом на грядущем PPV – No Way Out. Нам со Стивом доверили проработать матч самим, без вмешательств в рабочий процесс со стороны босса (мы выдвинули несколько идей, одна из которых заключалась в том, что я бью Остина по голове его же холодильником из под пива), что было приятной неожиданностью. Проработка вышла посредственной, а матч получился в 316 раз хуже. У нас ничего не получалось, а мое выступление можно было смело назвать провалом. До этого боя наши противостояния смотрелись неплохо, однако в ту ночь мы были словно арахисовое масло и сельдерей. Ничего не вышло, и всю вину за это я беру на себя, потому что Стив был добротным работником, не раз это доказывавшим, а я был гребанным Чемпионом, чья задача заключалась в том, чтобы выглядеть хорошо вне зависимости от оппонента.

Я победил Стива, после вмешательства со стороны NWO, и исчез, а они продолжили избивать Остина еще несколько минут после окончания боя. Меня, верно, никто и не вспомнит и это неудивительно, учитывая мое невыразительное выступление. Возможно, я еще не был готов к тому, чтобы стать значимой фигурой в WWE.

На следующий день, Пол Хtйман сказал мне, что я проиграю титул Игроку в мейн-ивенте WrestleMania X8, в Торонто. Он так же поведал о том, что за кулисами ведутся разговоры касательно того, что Нэш, возможно, займет мое место в матче с Игроком на WrestleMania, прежде победив меня в титульном бое на Raw. Но, к счастью, Винс хотел увидеть именно Джерико – Игрок и поэтому все эти разговоры были впустую.

К несчастью, Винс так же назначил бой Хоган – Рок на WrestleMania. Это было что-то вроде противостояния Майк Тайсона и Мухаммеда Али, но только на ринге WWE: это был самый ожидаемый матч в карде и настоящий мейн-ивент, без сомнений.

Но наше преимущество с Игроком перед Хоганом и Роком заключалось в Неоспоримом Чемпионстве. Правильный букинг, вкупе с хорошо-проработанным сюжетом, в центре которого был титул Неоспоримого Чемпиона, мог затмить магию двух легенд, столкнувшихся в бою друг против друга.

Но этого не случилось.

У меня было несколько идей, и, по моему мнению, одна из них могла бы стать действительно удачной предысторией к нашему матчу. Сюжет начался бы с возвращения Игрока на Royal Rumble. На следующий день, на Raw, он выходит на ринг и толкает промо о том, как он рад снова вернуться в строй. Тут его прерываю я, чтобы сообщить кое-какие важные новости. Пока Игрок отсутствовал, его жена, Стэфани, закрутила роман на стороне. Ему я сказал это лишь потому, что сам не люблю Стефани, и поэтому провел серьезное расследование, чтобы уличить ее в грязном деле. В ходе расследования выяснилось, что она изменяет Игроку с RVD.

Затем я запускаю запись со скрытой камеры из спальни Стеф, где она стонет под парнем с длинной коричневой косичкой. Пытаясь войти в доверие к Игроку, я начну утешать его.

— Мне самому неприятно тебе это показывать, но ты просто обязан знать, на какой проститутке женился.

Увиденное Игроком начинает выводить его из себя. Видео кончается тем, что парень с косичкой поворачивается лицом к камере и, оказывается, что это никакой не RVD, а не кто иной, как Я.

Когда видео исчезнет с экрана, я буду стоять за спиной у Игрока с его фирменным молотом и незамедлительно начну выбивать из него все дерьмо, точно так же, как я сделал это с его женой.

Я думал, что измена Стефани с ее когда-то злейшим врагом была бы прекрасным заделом для истории. Она объяснила бы свое поведение тем, что ее тяжело было постоянно находиться в разъездах одной; у нее тоже есть потребности, потребности, что могут быть удовлетворены только чемпионом. Я объяснил бы свои действия тем, что прекрасно знал, что Игрок вернется для того, чтобы, в первую очередь, поквитаться со мной за травму, что вывела его из строя на продолжительный срок. И, тем не менее, мне необходимо было получить преимущество не только физическое, но и психологическое, а, в таком случае, что может быть лучше, чем предательство его жены?

Однако, моя идея не нашла отклик ввиду того, что Игрок не подходил на роль такого бэбифейса, что не догадался бы о том, что жена ему изменяет. Мой замысел был отвергнут – ну, по крайней мере, большая его часть.

Последней частью моей истории было превращение меня в неисправимого козла отпущения для Стефани, что беспрекословно исполнял бы все ее прихоти. Мне казалось, что будет, как минимум, оригинально, и в тоже время действенно, если Мировой Чемпионом станет аватаром Стефани. Это была единственная часть моей истории, что понравилась Винсу, однако проблема была в том, что я стал подкаблучником без каблука как такового.

Я стал просто рабом, что было вполне уместно, поскольку я превратился в персонального Кунту Кинта (чернокожий раб, герой амер.новеллы «Roots. The Saga of an American Family» — прим.перев.) для Стефани. Она отправляла меня за продуктами, заставляла мыть полы, таскать ее сумки и тому подобное. Я больше не был Мировым Чемпионом. Я был лакеем Стефани МакМэн, и вы убедитесь в этом, если взгляните на предматчевую графическую заставку перед матчем. Она гласила: «Игрок против Криса Джерико со Стефани МакМэн»; мое изображение на заднем плане, за ее плечом.

Билд-ап к матчу был слабый и начался с кражи мною самой первой мантии Игрока, фиолетовой велюровой кошмарины, что была дарована ему Киллером Ковальски. Позже на этом же шоу Игрок вернул ее обратно.

Затем собака Игрока и Стефани, Люси, нагадила в моей раздевалке, в Детройте, и мне пришлось убирать все это безобразие. Когда Стефани попросила меня выгулять Люси – Люси переехала машина.

Я был Мировым Чемпионом в исполнении Ллойда Кристмаса (персонаж Джима Кэрри в х/ф «Тупой и еще тупее» — прим.перев.). Стоит ли говорить, что все это не сыграло мне на руку. Шон Майклз, Рик Флэр и Брэт Харт были выдающимися чемпионами-хилами, что вызывали тонну эмоций у фанатов, благодаря своим навыкам на ринге и грязным тактикам, что они использовали против своих оппонентов. Я был средним чемпионом-хилом, что вызывал щепотку эмоций у фанатов, благодаря тому, что крал костюмы Гримаса (персонаж, использованный компанией McDonalds в свои рекламных роликах – прим.перев.), убирал дерьмо и переезжал собак на парковке. За исключением матча против Рока на Royal Rumble, мой рейн в качестве Неоспоримого Чемпиона можно было смело назвать провалом.

Однако вскоре случилось то, что доказало компании (а главное – мне), что я обладал необходимыми качествами для того, чтобы быть отличным Мировым Чемпионом.

Ðåéòèíã@Mail.ru   Rambler's Top100