[Крис Джерико: Неоспоримый] Глава 23: Полоскание виски

Рубрики: Авторские рубрики Автор:

За три недели до WrestleMania, мое спасение пришло ко мне в виде Азиатского тура по Японии, Сингапуру и Малайзии. С Японией у меня связано множество приятных воспоминаний: там я провел несколько своих лучших матчей и успел полюбиться местной публике. В Японии меня не было четыре года, и поэтому я с нетерпением ждал, когда вновь вернусь туда, чтобы продемонстрировать то, чему научился за время отсутствия. Что самое важное, я был заявлен в боях против Рока на все три шоу, и он помог мне показать себя в лучшем свете. Он только закончил работу над «Царем Скорпионов» и убил двух зайцев одним выстрелом тем, что промоутировал свой фильм в Азии и, в то же время, находился в туре с WWE.

Первое шоу состоялось в Yokohama Arena; 18 000 билетов разлетелось за час. Рок и я были в мейн-ивенте и я был горд тем, что мне представилась возможность выступить в главном бою шоу, в забитой до отказа арене, в почти родной для меня стране и перед одной из лучших публик в мире.

Я готовился к матчу, когда Флэр разыскал меня в раздевалке.

— Тут все серьезно, Крис. Мировое Чемпионство в Японии ценится больше, чем где-либо еще. Ты представляешь, как эти люди чтят традиции и историю этого бизнеса, как высоко ценят твою работу, что привела тебя к званию Чемпиона. Они ожидают увидеть от тебя максимум того, что ты умеешь, и я знаю, ты готов дать им это. Насладись этим вечером и порви зал – будь тем Чемпионом, что хотят увидеть люди. Я знаю, ты способен на это.

Эта вдохновенная речь от одного из величайших чемпионов всех времен заставила меня забыть обо всем дерьме, что творилось в раздевалке, о лакействе и посредственных матчах. Настало время показать себя.

Заиграла моя музыкальная тема; я вышел к зрителям и они тут же принялись кричать и вскакивать со своих мест. Я вырос на их глазах, начав свои выступления в Японии, будучи двадцатилетним новичком. Теперь, когда их взорам предстал тридцатиоднолетний Чемпион, они испытывали то же чувство гордости за меня, что и я за себя.

Я поднимался по стальным ступенькам, ведущим на ринг, когда увидел Великого Кейджи Муто в первом ряду. Он был одной из крупнейших звезд в истории японского рестлинга и только что получил бразды правления в All Japan Pro Wrestling. На протяжении вечера, многие рестлеры отдавали ему дань уважения, пожимая руку или показывая большие пальцы. Будучи хилом, и прекрасно осведомленным, как надо работать в японском стиле, я подошел к Муте и ударил его по лицу. Он упал со стула, но тут же быстро вскочил на ноги и попытался перелезть через заграждение, чтобы отомстить мне, однако его парни эту попытку пресекли. Фанаты ахали и охали, а фотографы, тем временем, пытались сделать как можно больше снимков инцидента. Затем заиграла музыка Рока, и скандал тут же был исчерпан. Зал взорвался шумом.

Впервые, Рок, крупнейшая звезда WWE, предстал перед жителями Японии, самой сумасшедшей рестлинг-страны на планете. Реакция, что он получил, была одной из самых шумных, что я слышал за всю карьеру. Словно Элвис примкнул к The Beatles, и при этом все они были одеты в костюмы Годзиллы. Обычно тихие и вежливые японцы прыгали и кричали «ЛОК-И, ЛОК-И» в унисон, с улыбками, напоминающими апельсиновые дольки. Они переняли у американцев традицию рисовать плакаты на рестлинг-шоу, и в тот вечер зал пестрил надписями, восхвалявшими Рока и унижавшими меня.

Они были готовы стать аудиторией того же типа, что они видели на RAW, в корне отличавшейся от типичной тихой, вежливой японской публики. В начале шоу был слышен даже гул недовольства, когда Шейн МакМэн поприветствовал публику через переводчика – они понимали английский и не хотели, чтобы к ним относились снисходительно. Совокупность их энергетики и нашей с Роком особой химии помогла нам достичь того, что хотел Флэр. Мы порвали тот чертов зал.

Матч был близок к лучшему, что у меня когда-либо был: двадцатиминутное классическое действо, включавшее в себя лучшие хиты от Рока и Джерико. Нашим «Rock and Roll All Nite» стало мое реверсирование (отличное слово) People`s Elbow в Walls of Jericho: Рок сумел с трудом добраться до канатов. Мы продолжали нашей версией «Detroit Rock City», когда я вырвался после внезапно-проведенного мне Rock Bottom`а. Затем был «Love Gun» — Sharpshooter от Рока. Нам было так весело, что, в какой-то момент, Рок, выкинув меня за ринг, взял у фотографа в первом ряду камеру и пару раз сфотографировал меня, в то время как я строил ему такие идиотские гримасы, на какие только был способен.

Затем я вернул Роки должок и сделал несколько фотографий сам: гримасы Рока вышли уморительнее моих.

Мы вернулись на ринг и продолжили; к тому моменту, как мы закончили нашу цепочку фейковых финишеров, искушенные японские фанаты были в не себя от восторга, так как понимали, что стали свидетелями классического зрелища.

Матч закончился тем, что я свернул Рока и положил обе ноги на канаты для дополнительной нагрузки. Сначала фанаты забукали меня, потому что знали, что так положено, однако, сразу после объявлений по арене, они наградили нас овацией стоя. Они были отличной публикой и, без всяких сомнений, заслуживали немного больше, чем просто бой. Рок взял микрофон и начал одну из своих знаменитых пост-матчевых речей.

— Знаете, Рок проиграл в тяжелом матче, но Рок не расстроен. На самом деле, Рок очень голоден и с нетерпением жаждет попробовать лучший yaku niku (c япон. – жареное мясо – прим.перев.) в Токио!

Толпа начала сходить с ума, цепляясь за каждое его слово.

– После этого, Рок собирается попробовать десерт. Рок в этом деле знаток, он любит множество разных десертов, но у Рока, все же, есть один любимый и это…пирог.

Все они знали, что он имеет в виду, и, с наслаждением, съели его слова своими палочками.

— Рок пробовал пирог в разных уголках планеты, но он никогда не пробовал японский пирог.

Тысячи японских девушек, в тот момент, стекли в свои дизайнерские американские джинсы.

— Крис Джерико, ты выиграл свой матч сегодня, и я уверен ты тоже нехило проголодался. Ты любишь пирог?

Это был сигнал к тому, чтобы произнести свою строчку и насытить речь Роки, точно так же, как я делал это своими действиями на ринге в наших с ним матчах.

— Я ненавижу пирог. Я ни за что не стану есть пирог, тем более японский!

Рок совершил свое фирменное движенье бровью.

— Ты не любишь пирог? Что с тобой не так, Джерико?
— Со мной все в порядке, я просто не люблю пирог!
— Что ж, а штрудель ты любишь?
— По правде сказать, я обожаю штрудель! Штрудель – это самое прекрасное блюдо в мире и я обожаю засовывать его огромные куски себе в рот, так чтобы он был забит полностью. Если бы у меня была возможность есть штрудель каждый день, я бы его ел!

Фанаты принялись освистывать мои вкусовые пристрастия. Я положил свой микрофон и шепотом обратился к Роки.

— Назови меня Окамой.
— Как тебя назвать? Осамой?
— Нет…Окамой – сказал я, в то время как аудитория строила догадки, какого рода оскорбления, мы адресуем друг другу.
— Что это значит?
— Это значит «гей». Поверь мне.

Рок кивнул головой и вновь преподнес микрофон ко рту.

— Значит, тебе нравится штрудель? Не значит ли это, что ты…окама?

Публика взорвалась ревом, будто на арену, ковыляя, прибыл сам Будда и начал бесплатно раздавать всем Pocky (японские сладости в виде тоненьких бисквитных палочек, покрытых шоколадом – прим.перев.). Они были в не себя, и, как заведенные, скандировали «О-кама, О-кама».

Я принялся, насупившись, расхаживать по рингу, делая вид, будто не понимаю, что они мне кричат. Моя строчка возвысила Рока еще выше, чем он был и, не важно, что все уважение, что я заработал на протяжении этапа своей карьеры в Японии, испарилось в доли секунды. Несмотря на все отличные матчи, что я провел в этой стране, тот вечер, когда Роки назвал меня геем на японском, навеки останется ярчайшим моментом моего пребывания в Поднебесной.

Заголовок первой страницы Tokyo Sports на следующий день гласил: «Рок назвал Джерико Окамой!».

Это того стоило.

Представьте, как редко Вам удается победить одну из величайших звезд в истории рестлинга, защитить свой титул, попасть под словесный огонь, заставить других людей сомневаться в вашей сексуальной ориентации и получить Rock Bottom, и все это за одну ночь?

Позже, когда я праздновал свой успех в Hard Rock Cafe, в Роппонги, мне позвонил Мута. Он, через смех, сказал мне, что я «наградил его картошкой из Айдахо», что на его языке означало сильный удар.

— Это было хорошо для бизнеса. Если ты захочешь работать на мою компанию, позвони мне.

Только в Японии ты можешь ударить в лицо главу компании, а затем получить от него предложение по работе.

Слова Флэра настолько глубоко запали мне в душу, что, в течение всего тура, я вел себя, как настоящий олд-скульный Мировой Чемпион, как на ринге, так и вне его. Я провел три пятизвездочных боя подряд против Рокки, в трех разных странах, и плюс к этому три подряд пятизвездочных ночи алкогольного безумия: за все это время я спал всего три часа. Я усвоил еще одно правило настоящего чемпиона – ты всегда должен оставаться последним, стоящим на ногах, в баре и, благодаря нескольким уловкам, мне удавалось этому правилу придерживаться.

Одна из моих любимых уловок заключалась в том, что я покупал подносы с выпивкой для всех, кто находился в баре. Когда все прилично напивались, я опрокидывал содержимое каждой третей рюмки себе через плечо. Или выливал ее в стоящий рядом цветочный горшок. Или ронял ее на пол.

Под конец ночи пол подо мной был мокрый и липкий от того алкоголя, что я не выпил, однако, когда часы били шесть утра и все были в мясо, я все еще стоял — прилично упоротый, чего скрывать, но стоял.

Эй, я был Чемпионом и не имел права позволить себе лишнего – у меня были обязанности, черт возьми!

Еще одной моей любимой уловкой была организация состязания с фанатами по полосканию виски. В какой бы бар мы не пошли, там всегда было несколько парней, что были не прочь поучаствовать в подобном действе. Те фанаты были полны энтузиазма и куража и всегда соглашались посостязаться со мной в полоскании Джека Дениэлса.

Чего эти несчастные парни не знали, так это, что, годами ранее, Курт Хенниг научил меня как полоскать Джек, но, куда важнее то, что, годами ранее, Флэр научил меня как не полоскать Джек.

Я предлагал фанату начать первым и он, опрокидывая стакан с виски себе в рот, принимался отчаянно полоскать свое горло напитком на протяжении приличных сорока-пяти секунд или чуть больше. Как я уже объяснял в своей широко-популярной первой книге A Lion`s Tale (доступной в…ну, вы знаете где), полоскать алкоголь не так просто, как кажется. Представьте, как вы полощете свое горло Листерином (антисептическое средство для полоскания рта и горла – прим.перев.) на протяжении тридцати секунд, а затем глотаете его. А теперь представьте, что вы делаете это не тридцать секунд, а сто, и вы получите небольшое представление о том, о чем я вам говорю.

Фанат глотал, по праву прозванную, огненную воду и с вызовом смотрел на меня. Я становился к нему левым плечом, выливал стакан себе в рот и начинал полоскать. Чего фанат видеть не мог, так это то, что с правой стороны моего рта медленно струился желтый ручеек. Когда я достигал своей рекордной отметки в три минуты и тридцать-девять секунд, в моем рту были только пары, и, тем не менее, этого было вполне достаточно, чтобы покачнуться, стоило мне проглотить свою слюну. Несчастный фанат не мог понять, что произошло, и почему он был намного пьянее меня, но, по правде говоря, большинство моих противников были выведены из бара в состоянии картофельных мешков. У меня были обязанности, вы же еще должны помнить!

Еще одной из этих обязанностей было стремление и достижение статуса самого яркого исполнителя шоу, что было непросто, работая с Роком. После очередного классного двадцатиминутного матча в Сингапуре, мы продолжили свое выступление двадцатью минутами комедийной импровизации. Пэт был агентом в том туре; он выходил из себя, когда мы тратили уйму времени на ринге после завершения боя.

— Что вы дееееелаете? Вы тратите столько времени на этом гребанном ринге после матча, что никто уже не помнит, как хорош был сам матч!

Рок и я уважали Паттерсона больше, чем кого-либо в компании, и, все же, мы знали, что то, вероятно, был первый и последний раз, когда Рок будет биться на территории этих стран. Азиатские фанаты хотели увидеть самого электрифицирующего человека в индустрии спортивных развлечений и это именно то, что они получили.

В Сингапуре мы пробежались по «Царю Скорпионов» и объявили о его выходе в апреле. Мы обзывали друг друга нехорошими словами, затеяв перебранку, но, в конце концов, помирились. Когда я подошел к Року, чтобы пожать ему руку, он провел мне Rock Bottom и этим все закончилось.

Куала-Лумпур был последней остановкой нашего тура, и закончили мы его под шумок, в буквальном смысле этого слова. Я в очередной раз победил Рока и уже шел по направлению к раздевалке, когда Рокки, взяв в руки микрофон, проинформировал меня о том, что все на арене считает меня засранцем (asshole) из-за того, что я победил нечестно. Десять тысяч малазийцев чувствовали то, что им готовит Рок и принялись, надрываясь, скандировать, что я – анальное отверстие. Я отправился к рингу, приготовившись начать нашу вечернюю рутину, и, по пути, увидел голубой воздушный шарик, что плавал между рядами. Воспоминания от просмотра «Изгоя» с Томом Хэнксом были, на тот момент, свежи и у меня тут же родилась идея. Я взял шарик в руки и, крепко прижав его к себе, вступил на ринг.

— Все на этой арене меня ненавидят и считают засранцем, включая тебя, Рок. Но здесь есть тот, кто по-прежнему верит в меня. Тот, кто всегда будет моим другом. Тот, чье имя Зигги!

Затем, я, поднял своего Уилсона (вымышленный друг героя Тома Хэнкса в х/ф «Изгой» — прим.перев.) над собой, будто это был Священная Грааль. Меня начали отчаянно букать и я счел забавным тот факт, что хил из моего неодушевленного друга в разы убедительнее, чем у половины раздевалки. Бровь Рока совершила знаменитый маневр, а я, тем временем, продолжил.

— Все в этой стране ненавидят меня, а тебя любят. Это не справедливо. Но Зигги здесь, Зигги любит меня. Зигги мой единственный друг и он все, что мне нужно в этой Богом забытой стране! Я буду обнимать его, утешать и прижимать к себе. Я никогда его не отпущу!

Рок оглядел меня снизу вверх и выдержал паузу, заставив толпу сгорать от нетерпения в ожидании его речи.

— Зигги твой единственный друг?
— Да!
— Хм, значит Зиги, должно быть, тоже засранец.

Десять тысяч кричалок «засранец» на этот раз обрушились на моего бедного Зигги, который ни как не заслуживал такого отношения.

— Зигги не засранец! – отчаянно завопил я, прыгая вверх и вниз, а Зиггстер молча покачал головой, согласившись со мной.
— Что ж, может, я и ошибся. Может ли Рок представиться Зигги и попросить у него прощения?

Я посмотрел на Зигги и тот дал добро.

— Хорошо, Рок, но будь с ним повежливее.

Рок ответил своей знаменитой ослепительной улыбкой.

— Ну конечно, Крис, Рок всегда вежлив! – сказал Рок, бережно держа Зигги в своих руках. – Эй, привет, малыш Зигги! Позволь Року спросить тебя…ты дружишь с Крисом Джерико?

Зигги ответил Року молчанием, дав ему понять, что он, действительно, мой друг.

Рок продолжил говорить с Зигги, будто он был ребенком.

— Что ж, это так мило, что ты приятель Джерико. Но знаешь ли ты, что Рок думает по поводу того, что ты единственный друг Криса Джерико?

Зигги одарил Рока пристальным взглядом, но ничего ему не ответил.

— Вот, что думает Рок…

Он лопнул моего маленького приятеля.

Рок убил Зигги.

Толпа сошла с ума, прыгая от восторга, так, будто он только что убил Пола Пота, (настоящее имя – Салот Сар, камбоджийский политик, лидер «красных кхмеров» и премьер-министр Камбоджи, проводивший геноцид своего народа, за 3,5 года истребивший несколько миллионов человек – прим.перев.). что же касается меня, то я не на шутку взбесился. Я упал на колени, крича «НЕЕЕЕЕЕТ», как капитан Кирк в «Гневе Хана», когда погиб Спок.

Но Зигги был намного фрутовее Спока. Он был для меня всем, и я вспомнил те славные времена, когда мы были вместе: наши двойные свидания в школе, скворечник, что мы соорудили под ноябрьским дождем, победу с нашим кавером Flock of Seagulls в битве групп в колледже. Всеми нашими надеждами и мечтами мы делились друг с другом, лежа в пижамах и обнявшись, в холодные зимние ночи.

Рок отнял все это у меня.

Я взглянул на своего обидчика со слезами на глазах, и в ту же секунду Рок протянул мне свою руку в знак примирения. Я выронил останки Зигги, что напоминали голубой использованный презерватив, как только Рок сказал мне, что мне больше не нужен Зигги, потому что он (Рок) хочет стать моим другом. Мы пожали руки и обнялись, будто два брата, что вновь нашли друг друга. Роки стер слезы с моих глаз и похлопал меня по плечу. Я ответил ему взаимностью, но как только я развернулся, чтобы уйти, Рок передумал и схватил меня, чтобы провести Rock Bottom.

Вместо того, чтобы выполнить прием, который мы исполняли каждый вечер, мы настолько пропотели, что в итоге моя рука выскользнула из его, вследствие чего мы оба оказались на мате. Публика настолько была на взводе, что в тот момент в зале раздался оглушительный стон, означавший лишь одно: они знали, что мы облажались.

Но Рокки не растерялся.

Он вскочил обратно на ноги и взял микрофон.

— Погоди, погоди, погоди-ка. Разве ты не знаешь, что в этой части шоу мы жмем руки, затем я хватаю тебя и провожу Rock Bottom?

Толпа загудела, довольная тем, что Рок сломал четвертую стену и впустил их.

— Да, я знаю, что так и должно было случится, но мои руки настолько вспотели, что я выскользнул.
— Ты выскользнул? – Рок посмотрел на меня с отвращением.
— Да, выскользнул и извиняюсь за это, Рок. Я простил тебя за то, что ты сделал с Зигги, а теперь прошу тебя простить меня за мою ошибку. Можем ли мы снова стать друзьями, как в старые времена?

Рок принялся обдумывать мое предложение, в то время как публика начала его подбадривать. Он оглянул взглядом арену, посмотрел себе под ноги, опустил голову и пожал мне руку, а затем схватил меня и провел отменный Rock Bottom на радость всем собравшимся.

Я проследовал за кулисы и увидел расстроенного Пэта.

— Это было одно из самых дерьмовых представлений, что я видел в своей жизни!

Я даже не мог ему возразить, потому как все еще слишком громко смеялся.

Ðåéòèíã@Mail.ru   Rambler's Top100