[Крис Джерико: Неоспоримый] Глава 25: Клуб Любителей Желе

Рубрики: Авторские рубрики Автор:

В WWE ты получаешь свой чек за PPV спустя примерно три месяца со дня его проведения. Это довольно странная система, поскольку ты понятия не имеешь, сколько получишь до тех пор, пока, собственно говоря, не получишь. Сумма в чеке зависит от посещаемости, числа продаж PPV и твоего места в карде. Я ожидал увидеть свой чек в июне; мне не терпелось узнать, во сколько оценили мою работу. Технически, я был в мейн-ивенте и во втором по масштабу матче в карде. Я постоянно слышал о том, что тем, кто принимает участие в мейн-ивенте WrestleMania, достаются чеки, в которых фигурируют шестизначные суммы, а в некоторых случаях, даже семизначные.

Поэтому я был ошарашен, когда открыл конверт и увидел там пять цифр. Стоп, во-первых, поверьте, что в обыденных условиях чек с пятизначной суммой это вполне себе приличное денежное вознаграждение, но, то была WrestleMania, и я считал, что заслуживаю большего. Чтобы дать Вам понять, что я имею в виду, возьмем, к примеру, PPV Invasion, за которое я получил в два раза больше, а был всего лишь одним из десяти участвовавших в командном бою. Расценки на WrestleMania были выше, шоу проводилось на стадионе, а я принял участие в матче за чемпионский титул, что закрывал шоу. Что-то здесь было не так; я чувствовал себя Кларком Грисуолдом (герой Чеви Чейза в х/ф «Рождественские каникулы» — прим.перев.), когда тот, вместо щедрого рождественского бонуса от компании, где он работал, получил годовое членство в клубе любителей желе.

Неделю спустя, я спросил у Игрока, сколько он получил за WrestleMania. Он назвал мне сумму, на что я кивнул головой и откланялся. Я вышел на задний двор арены в Колумбии, Южная Каролина, и там у меня случился приступ ярости.

Он получил почти в пять раз больше меня.

Я был в бешенстве и чувствовал себя оскорбленным. Я бы понял, если бы он получил чуть больше меня, потому что был вернувшимся бейбифейсом и большей звездой, нежели я, но в ПЯТЬ раз больше? Я позвонил Шейну МакМэну и сказал ему, что настолько расстроен и унижен, что подумываю об уходе. Он ответил, что мне стоит непременно поговорить с Винсом на эту тему с глазу на глаз.

Я позвонил Винсу и оставил ему сообщение, в котором выразил свое желание поскорее встретиться с ним лично. На следующий день, я приехал в Гринсборо, Северная Каролина, и ожидал встречи с Винсом в его офисе в компании Джима Росса. Я поделился с Россом своими переживаниями, касательно будущего в компании, что так низко оценивает мою работу. Джим объяснил мне, что они с Винсом распределяли зарплаты с учетом того, кого, по их мнению, фанаты, заплатившие свои кровно-заработанные деньги, больше хотели увидеть.

— Винс посчитал, что в этом матче, люди хотели увидеть, как Игрок выиграет титул.
— Я не сомневаюсь, Джим, эта точка зрения меня вполне устраивает. Но требуется ДВА человека, чтобы сделать матч и продать его публике. Мне все равно, что Игрок получил большую часть пирога. Проблема-то в том, что он получил 83% этого самого пирога.

Джей Ар покачал головой в знак согласия и, спустя мгновение, в офис зашел улыбающийся Винс.

— Так, в чем дело?
— Дело в том, Винс, что я получил свой чек за WrestleMania и я понимаю, как вы распределяли зарплаты, но это просто унизительно. В смысле, я…

Винс перебил меня.

— Я позабочусь об этом. Джей Ар, выпиши ему новый чек.

Он вышел из офиса, оставив меня и Джима в недоумении.

— Что ж, это было просто, – сказал Оки из Мускоги. (название кантри-песни, в исполнении Мерле Хаггарда – прим.перев.)

Полторы недели спустя, я получил по почте чек, в котором оказалось больше, чем я ожидал. Я всегда буду благодарен Винсу, за то, насколько быстро он решил мою проблему. Он выслушал меня и принял соответствующие меры. Вот и все.

Мое возвращение на PPV состоялось в конце следующего месяца в виде реванша против Игрока в матче Hell in a Cell. Матчи в клетки славились тем, что в них присутствовал, как минимум, один сумасшедший спот, например знаменитое падение Мика Фоли или полет Шона Майклза на стол. Даже Винс падал с этой адской штуки.

Мы с Игроком решили отступить от традиции, потому как оба хотели сконцентрироваться на психологии, а еще потому, что ни один из нас не хотел совершать этот рискованный маневр. Мы так же хотели, чтобы наш матч стал эдаким переходом от спектакля, в котором все действо вертится вокруг сумасшедшего спота к жесткому, вязкому бою, что пройдет в пределах всем известной дъявольской конструкции. Я подумал, что проще будет совершить этот переход, проведя кульминацию боя на вершине клетки, и Игрок со мной согласился.

Когда я прибыл на арену в Нэшвилле и взглянул на это сооружение, оно вовсе не выглядело таким уж страшным. Не выглядело оно и таким уж высоким, как мне казалось, и я начал сомневаться в правильности нашего с Хантером решения. Я решил, что мы с Игроком сможем выбраться из клетки, и когда Хантер пуститься в погоню за мной – его атакуют Unamericans, а затем я исполню феноменальный cross-body прямо с вершины клетки на ту могучую кучку, что будет копошиться внизу.

Я поднялся на вершину клетки, чтобы спланировать свой будущий прыжок, как внезапно во мне заговорил мой внутренний голос.

— Я никогда в жизни не прыгну с этой чертовой махины!

Я чувствовал, будто нахожусь на вершине горы Эверест, наблюдая за тем, как внизу туда-сюда бегают люди-муравьи, и это напомнило мне тот случай, когда я впервые залез на третий канат на арене Silver Dollar Action Centre (все детали этой воистину чарующей истории в книге A Lion`s Tale, бла–бла–бла), только тут было еще выше. Я решил вернуться к нашему первоначальному плану и исключить рискованный спот.

Но мы все равно должны были сотворить что-то уникальное, чтобы провести своеобразный мост от концепции старой клетки к концепции клетки новой. Мы придумали интересную концовку, которая заключалась в том, что мы с Игроком будем биться до тех пор, пока не окажемся на вершине клетки, где Хантер проведет мне Pedigree. Идея нам обоим нравилась, но мы никак не могли придумать, как нам добраться до вершины конструкции. Винс тогда впервые посмотрел «Человека-Паука» и посоветовал нам использовать паутину из наших запястий, чтобы добраться до вершины.

Мы попросили Винса больше ничего нам не советовать.

Наконец, Хантер подметил, что в случае, если рефери или оператор травмируются по ходу матча, бригаде медиков, так или иначе, потребуется открыть дверь клетки, чтобы оказать первую помощь, а это был бы наш 100% билет на свободу. Нашим рефери был ветеран Тим Уайт, настоящий профессионал, так же известный своей ролью ассистента Андре Гиганта. Он согласился на то, чтобы я сбил его своим ударом с апрона и он, ударившись о клетку, выбыл бы из боя. Когда на поле битвы пребудет помощь, мы с Игроком вырвемся наружу и начнем наше восхождение. Однако, иногда, правда оказывается причудливее вымысла: ударившись о клетку, Тим повредил плечо, притом настолько серьезно, что оно до сих пор не зажило полностью (позже именно эта травма станет причиной того, что Уайт завершит свою карьеру рефери в WWE — прим.ред.).

Тим был сильным человеком и не сообщил нам о своем настоящем повреждении, когда я и Игрок проделывали свой путь из клетки наружу. Мы сломали комментаторский стол, а затем Хантер достал ту самую бейсбольную биту, обмотанную колючей проволокой, что он использовал против Мика Фоли (который…хорошо, сейчас я заткнусь) в тот самом матче, что сделал его звездой. Я в страхе забрался на вершину клетки, и там Хантер так сильно ударил меня по голове этой штукой, что, в итоге, колючая проволока застряла в моих волосах. Я запер его в Walls of Jericho, что оказался довольно пугающим маневром, поскольку поверхность под нами содрогалась от каждого нашего движения. В конце концов, Хантер провел мне Pedigree и успешно удержал. Когда я принимал его финишер, я думал о том, что случится, если крепежи клетки не выдержат, и мы провалимся внутрь, попутно пролетев около 3 с половиной метров. К счастью все осталось на своих местах, в том числе и колючая проволока в моих волосах.

Когда все закончилось, миссия была выполнена. Мы провели отличный матч, и при этом никому не пришлось жертвовать собой, принимая сумасшедший бамп (кроме Тимми). Именно благодаря нам, наш концепт боя Hell in a Cell жив и по сей день, и мы с Хантером гордимся этим. Винс так же был удовлетворен увиденным, и мне показалось, что, я вновь вернул его доверие.

И, похоже, что так оно и было, ведь мой следующий сюжет был с самим Халкстером.

Несмотря на то, что Халк проиграл Неоспоримое Чемпионство Гробовщику, он был востребован как никогда. Шанс поработать с ним выглядел в мои глазах щедрым подарком со стороны руководства. Халк был одним из героев моего детства; я помню, как наблюдал за его выступлением в AWA, когда те приезжали в Виннипег. По началу, я был слегка потрясен тем, что мне предстоит поработать с настоящей легендой бизнеса. Выдать хороший матч против него выглядело делом непростым, учитывая то, что он не мог показать максимум своих возможностей ввиду своего почтенного возраста. Но я знал, что у меня получится.

В рамках подготовки к нашему первому бою на Smackdown, я просмотрел несколько классических боев Хогана с Wrestlemania, где в соперниках у него были Рэнди Севидж и Воин. Во время просмотра, у меня родилось парочку идей и, к моей радости, Хоган их одобрил.

Он вернулся в WWE, чтобы работать и был достаточно умен, чтобы понять, что я смогу помочь ему выглядеть так, как он того хотел. А Халк хотел выглядеть хорошо. Наш матч в Питсбурге и последующий в Чикаго заслуженно занимают свои места в моем списке любимых боев, а, что касается Халка, то, осмелюсь сказать, что те два боя, что он провел против меня — лучшие из всех тех, что Халк провел на последнем этапе своей карьеры. Но я заставил его, как следует, потрудиться. Он принял Lionsault и DDT, а так же провел мне Superplex со второго каната. Десертом стал мой перевод его фирменного Leg Drop`а в свои Walls of Jericho. Я мог с уверенностью сказать, что Халку нравилось работать со мной, и вскоре, меня начали ставить в бои против Хогана шоу за шоу.

Он позволял мне прорабатывать матч самому и полностью доверял мне на протяжении всего процесса.

— Что мы будем делать сегодня, браза? – обычно спрашивал у меня он, по прибытию на арену.

Затем я озвучивал ему свои идеи.

— Звучит крутецки, браза.

(По неизвестной мне причине, он любил прибавлять частичку «–цки» к разным случайным словам, так же как я и мои друзья со времен школьной скамьи).

Его впечатляли парни моего поколения, что ставили работу по созданию классного матча превыше удовлетворения собственных эгоистичных интересов. Он был прав, у нового поколения было свое отношение, отличающееся от того, чтобы было у предыдущих поколений, и вскоре Халку пришлось работать в том стиле, к которому привыкли мы. Он хотел показывать хорошие матчи, как бы тяжело ему не приходилось работать для достижения этой цели. У него было отличное взаимодействие с фанатами: те души в нем ни чаяли, и, это смело можно было назвать одной из причин, по которой мне было в удовольствие работать с ним на ринге.

Я бы назвал Хогана одним из лучших оппонентов, с кем мне когда-либо приходилось работать.

Он был мастером, в том, что касается вовлечения зрителей в матч. Однажды, в толпе оказался мальчик с плакатом «Хоган – джедай». Когда я подошел к пацану и порвал на кусочки его плакат, Хоган взял меня в Full Nelson, повернул лицом к пареньку и позволил тому нанести удар.

— Да прибудет с тобой сила, браза! – сказал Хоган пареньку и хлопнул ему по ладони, исполнив всем известный жест.

Однако Халк это Халк, и он никогда не упускал возможности где-то преувеличить или прорекламировать свою персону.

Рок все меньше времени проводил на ринге, предпочитая ему съемочную площадку. Когда он снимался в «Царе Скорпионов», то летал на шоу на своем частном самолете, что был предоставлен ему киностудией.

Как-то раз он совершил остановку в Тампе по пути в Рочестер, Нью-Йорк, чтобы прихватить меня и Халка.

Рок предпочитал особо не разглагольствовать по поводу своей, набирающей обороты, кино-карьеры, но, зачастую, наш разговор, так или иначе, сводился к теме: «Рок – восходящая звезда Голливуда». Спустя несколько минут жаркой дискуссии, в нее вступал Халк и начинал объяснять, почему он так и не достиг подобных высот в кино.

— Тебе сейчас не с кем соперничать, браза. На горизонте нет никого, кто мог бы составить тебе конкуренцию, браза. Когда я рвался в Голливуд, Сталонне, Шварцнеггер, Ван Дамм, Сигал, все они еще жгли не по-детцки. Для меня, героя боевиков, там не было места и поэтому я пал жертвой обстоятельств, браза.

Может, так оно и было, а может «Силач Санта-Клаус» просто не тот фильм, с которым следовало прорываться, браза.

Мы с Роком отлично ладили и поэтому стали хорошими друзьями. На последнем этапе своей карьеры в WWE, Рок мог сам выбирать в каких шоу принимать участие. Когда он узнал, что WWE планирует провести шоу на Гавайях, он тут же ухватился за возможность. Большую часть своего детства он провел на Гавайях, а его дедушка, Хай Чиф Питер Майвиа, считался там легендой, за свои заслуги как в качестве рестлера, так и в качестве промоутера. Рок никогда прежде не выступал на своей Родине в качестве рестлера, пока эта возможность ему, наконец, не представилась. Там его непременно ожидал теплый прием, ведь большая часть его семьи проживала на островах.

Я знал, что это значило для него, и был тронут, когда он, тогда, обратился ко мне.

— Я выбрал тебя в качестве моего оппонента на шоу, что пройдет на Гавайях.

Джессика полетела со мной, и мы оба пребывали в восторге, ведь нам никогда прежде не доводилось бывать на Гавайях. Когда мы прилетели, нас встретила дружелюбная компания, что состояла из друзей Рока, и провела традиционную церемонию с гавайскими венками. Это был классных ход со стороны Рока – он узнал, каким рейсом мы летим и сделал все возможное, чтобы мы чувствовали себя комфортно уже по прилету в то место, что он называл своим домом. Но это было далеко не все. Когда мы с Джессикой вписались в отель, в номере, на кровати, нас уже ждали новые подарки: пара классных шелковых гавайских рубашек ручной работы для меня, а так же чудесное цветастое платье для моей жены. Вечером того же дня, Рок пригласил нас на луау (традиционный гавайский пир, сопровождающийся песнями и танцами – прим.перев.) с факирами, и там я, одев на себе традиционную гавайскую юбку, даже показал парочку танцевальных движений на радость всем собравшимся. Вечер выдался отличным, а по глазам Рока можно было прочитать, какую гордость он испытывает за свое наследие.

The Blaisdell Arena в Гонолулу была забита до отказу, все 9 тысяч мест, и все они пришили, чтобы посмотреть лишь на одного человека. Когда я шел на ринг, в зале был слышен протяжный гул. Лишь та самая дружелюбная компания Рока, что сидела в первом ряду, приняла меня так же дружелюбно, как и по прибытии, а именно, одарили меня венками. На несколько секунд я почувствовал себя на седьмом небе от счастья, однако, вскоре вернулся на землю и начал срывать с себя венки и бросать цветы на пол. Я принялся топать эти прекрасный дары ногами.

— Ничего мне не надо! Я не гаваец и не хочу им быть! Я с большой земли, а это значит, что я лучше всех вас!

WWE редко посещало острова, поэтому мои слова были восприняты толпой бурным негодованием.

После моей оскорбительной речи, свет в зале потух, и фанаты пришли в экстаз.

If you smell what The Rock is cooking…

Реакция толпы была громче, чем в Японии (да, и, вообще, где-либо). Островитяне были в восторге. Это был один из самых запоминающихся и волшебных моментов в моей карьере. Рок предстал перед публикой, готовый на все, чтобы ее удовлетворить. Готов был и я.

Между нами было полное взаимопонимание; всё, что бы мы ни делали, присутствовавшие встречали на «ура», включая Брюса Уиллиса, что сидел в первом ряду. Брюс прибыл в Гонолулу для съемок в «Войне Харта» и пришел, чтобы поддержать Рокки. В середине матча, Рок выкинул меня за ринг и мы оказались в непосредственной близости от того места, где сидел Брюс. Худой, небритый, в майке – алкоголичке, он больше походил на жертву концлагеря, чем на кинозвезду крупного калибра. Однако, толпа встретила его, как подобает. Сбив с ног Рока, я принялся кричать Уиллису в лицо.

— «Гудзонский ястреб» ужасен, а про «Свидание вслепую» я вообще молчу!

Брюс удивленно посмотрел на меня, в то время как Рок, оправившись от нанесенного мною ранее удара, схватил меня за руки и зафиксировал их у меня же за спиной. Он сказал Брюсу, чтобы тот ударил меня, что привело толпу в экстаз. Я принялся извиняться перед моим палачом, и признался ему, что считаю, что он был чертовски хорош в «Костре Тщеславия». Он медленно поднялся со своего места и повернулся лицом к публике, ожидая услышать ее одобрение. Я приготовился получить удар в челюсть или, на крайний случай, Голливудскую пощечину. Он отклонился назад и со всей силой Джона МакКлейна… ударил меня головой в живот.

Кем он себя возомнил? «Пастухом» Люком?

Я упал на пол, то ли от боли, то ли от смеха.

— Эй, Брюс! И как я, по-твоему, должен это селить, а?

Спустя двадцать две шикарные и очень кропотливые минуты, Рок, наконец, провел мне Rock Bottom и одержал вверх. Когда он удерживал меня, его голос, сливаясь с тысячью другими, смог найти путь к моему уху.

— Большее спасибо тебе, Крис. Это мой самый любимый матч в карьере.

Это был последний раз, когда я бился с Роком. Тот бой стал отличным завершением нашего противостояния – одного из моих любимых противостояний за всю карьеру.

После матча, Рок пригласил меня и Джессику на ужин, так же, как и моего нового близкого друга Брюса Уиллиса с его тремя дочерьми. Брюс вел себя как обычный парень; с ним было приятно общаться и большую часть вечера мы провели за разговором о музыке и разных уважаемых коллективах (все же помнят о его альбоме «The Return of Bruno»?). В конечном счете, разговор зашел о Голливуде, и Брюс сказал Року, что тому, возможно, пора заканчивать с рестлингом, ведь, случись что, Голливуд не станет ждать, пока Рок залечит травмы, и найдет ему замену. Пройдет еще немного времени, и Рок покинет WWE. Ему нужно было двигаться вперед, и я горжусь им и той работой, что мы проделали в рестлинге.

Когда мы закончили трапезу, Брюс поинтересовался у меня, когда мы уезжаем. Я ответил ему, что наш самолет до Анахайма улетает утром следующего дня.

— Ох, как жаль! Я везу своих дочерей и их друзей в большой аквапарк в Ваикики завтра, в качестве подарка на день рождения. Если бы, вы, ребята не улетали, я был бы рад предложить вам составить нам компанию. Я арендовал весь аквапарк.

Арендовал весь аквапарк? Мои претензии по поводу цены за билет на «Остров приключений» (79.95 $) в тот момент показались мне жалкими.

Ðåéòèíã@Mail.ru   Rambler's Top100