[Крис Джерико: Неоспоримый] Глава 28: Большая Битва

Рубрики: Авторские рубрики Автор:

Голдберг вот-вот должен присоединиться к WWE.

Эта новость, буквально, выбила меня из колеи. Рокки сдружился с ним и стал посредником в сделке между Винсом и Голдбергом. Голдберг был большой звездой и являлся рестлером именного того типа, что так любил Винс: высокий, мускулистый, привлекательный и выглядевший так, будто для него не существовало никаких преград. Проблема же была в том, что, как мне кажется, Голдберг не очень-то хотел работать на WWE, однако Рок, в конечном счете, убедил Билла подписать контракт.

Я тоже был не в восторге от перспективы работы с ним в WWE, потому как наш последний совместный опыт работы в WCW не подарил мне ничего, кроме головной боли. Тем не менее, выбора у меня не было, и поэтому я решил выжить максимум из возможного. В его первый день в WWE он подошел ко мне сзади и, что было сил, хлопнул меня по спине.

— Здорово, Крис! – громко и саркастично произнес он, будто меня звали Марти МакФлай, а его – Бифф Таннен (персонажи трилогии «Назад в будущее» — прим.перев.).

Было очевидно, что Билл не забыл о том, как у нас все сложилось в WCW. Я же хотел, чтобы все это осталось в прошлом, и не собирался вновь становиться пушечным мясом для Голдберга, как это было в WCW.

Однако, спустя всего несколько минут, Винс обратился ко мне со странной просьбой.

— Мы вот-вот ожидаем прибытия Билла Голдберга и я хочу, чтобы ты встретил его со всем почестями и помог ему всем, чем можешь, дабы он, как можно быстрее, освоился на новом месте.

Я не знал, был ли Винс в курсе нашего с Голдбергом прошлого, однако прежде он никогда не просил меня помочь кому-либо. Тем не менее, я ответил боссу, что буду рад сделать все возможное, чтобы помочь новобранцу освоиться. И я, правда, собирался помочь ему.

Если бы не тот случай в Милуоки…

Это было первое Raw для Голдбега, а я в тот вечер, вместе с Игроком противостоял Шону и Букеру Т. После матча, меня подозвали и проинформировали, что на протяжении всего матча Голдберг жаловался Нэшу на меня, а, конкретно, на то, что я не умею правильно селить и не хотел иметь дело с Биллом, когда мы оба работали в WCW.

Это не на шутку взбесило меня, потому что я в свое время селлил атаки Голдберга, как следует, да и не только его атаки и, при этом, никто на меня не жаловался. Я делал свою работу, делал все от меня зависящее, что бы Голдберг, тогда, выглядел, как можно лучше. И, все же, было предельно ясно, что, когда разговор касался меня, Голдберг менялся в лице. Меня выводило из себя то, что, будучи в WWE меньше недели, он уже вовсю использовал свои старые штучки. Было необходимо, как можно скорее, положить этому конец.

Я незамедлительно проследовал прямиком в раздевалку и увидел там Нэша, похожего на гигантского богомола. Он сидел в углу и всем своим видом показывал, кто тут хозяин, а напротив него расположился Малыш Билли с приторно-эгоистичной ухмылкой на лице. Я встал перед Голди и посмотрел ему в глаза.

— Я слышал, ты тут что-то говорил по поводу меня во время матча. Мне все равно, понимаешь ты это или нет, но сейчас все иначе. Это не WCW. Если тебе есть, что сказать мне, то скажи мне это в лицо.

Голдбаг («bug» — англ. – жук) отвратительно загоготал.

— Ничего я про тебя не говорил.
— Дерьмо собачье. Я знаю, что говорил.

Вдруг, что-то замкнуло в мозгу у Бергермайстера, и тот резко вскочил со своего стула.

— Да, неужели? А, как насчет, всего того дерьма, что ты вылил на меня через интернет?

Интернет? Интернет?? Да, вы, должно быть, издеваетесь!

У меня не хватает времени, даже на то, чтобы посмотреть порнушку в интернете, но непременно найдется пара минут, что полить бедного Билли дерьмом. Ага.

— О чем ты говоришь?

Мне показалось, что вена на его гигантской шее, вот-вот лопнет. Он перешел на вопль.

— Майк Тинэй сказал мне, что ты наговорил чепухи обо мне в интернете!

Я ему не верил.

— Слушай, Билл. Все просто. Либо я стану твоим лучшим другом в WWE, либо твоим злейшим врагом. Нам, так или иначе, когда-нибудь придется работать друг с другом, и я могу сделать так, что бы на моем фоне ты выглядел на миллион долларов, а могу и так, что бы ты выглядел полным дерьмом, и, поверь, в обоих случаях в моих действиях люди не увидят подвоха! Мы здесь для того, чтобы делать свою работу и получать за это деньги, поэтому, успокойся, мать твою!

— Ты брезговал джоббить мне в WCW! Ты чертова примадонна!

— Поверь мне, ты глубоко ошибаешься на этот сч..

Я не успел закончить предложения, как Голдберг издал вопль, подобный неандертальцу, и схватил меня за горло.

Минуточку, позвольте мне вставить небольшое предисловие, за которым последует, собственно, остальная часть истории.

Итак, я не самый крепкий парень в мире и никогда не позиционировал себя подобным образом. Тем не менее, когда кто-либо хватает меня за горло и начинает сжимать его, я имею полное право дать негодяю сдачи. Вы согласны со мной? Так, давайте устроим небольшое голосование: Те, кто считает, что сжатие вашего горла чужими руками предшествует драке, крикните «оуее».

Что ж, большинство согласилось с этим, ну кроме того парня из Пеории. Чувак, я тебе не завидую.

Когда Голдстер совершил свой устрашающий маневр, я среагировал единственным способом, что был у меня в голове. Я ударил его по той руке, что сжимала мое горло, и тут же двумя руками толкнул его в грудь. Он помчался в моем направлении, подобно локомотиву, и попытался сбить меня с ног, будто бывший игрок по американскому футболу, коим он и являлся. Я увернулся, исполнив маневр, достойный лишь, вероятно, самого худшего в мире матадора, обхватил рукой его шею и другой зафиксировал захват. Это был единственный шутовый захват, что я знал, знал еще с тех незапамятных времен, когда работал вышибалой в Калгари. Я думаю, что тогда всерьез напугал Голдберга своей смертельной хваткой. Я знал, что если приложу чуть больше усилий, Билл, скорее всего, отключится. Я очень надеялся, что мне удастся добиться этого, потому как, в противном случае, я рисковал быть размазанным по полу разъяренным великаном. Ребят, серьезно, все же помнят Голдберга? Он же здоровенный!

Я продолжил держать его в захвате, но тот не предпринимал никаких попыток вырваться, и это казалось мне странным. Я немного подустал и решил слегка ослабить давление, как вдруг Голдберг совершил резкий маневр и уже я оказался под ним. В тот момент я подумал, что сейчас – то ни что не помешает ему меня сожрать, однако я не отпустил захват. Он принялся дрыгаться подобно механическому быку, в то время, как я, воспользовавшись моментом, вернул себе позиционное преимущество. Иихааа! Джерико — 2, Голди – 0. Мы словно вернулись во времена WCW, только в этот раз все было по-настоящему.

В тот момент, я начал входить в раж и, причиной тому было полное бездействие со стороны моего соперника. На задворках моего сознания, все еще скиталась мысль о том, что Голди вот-вот придет в себя и сделает из меня отбивную. Но он так толком и не пришел в себя. Оказывается, Голдшнэггер был не так страшен, как могло показаться на первый взгляд. Возможно, его успех таился лишь в его внушительных габаритах, что действительно впечатляли, однако, рискну предположить, что Голди вряд ли когда-либо применял их в реальном бою. Возможно, он не хотел все усложнять и поэтому, так как был еще новичком в WWE, не стал мне сопротивляться. Если дело было в этом, то этот перекаченный клон Джои МакКинтаера (участник группы New Kids On The Block – прим.перев.) был бит парнем, что в разы уступал ему в физической мощи.

Адреналин кипел в моей крови, а уверенность в себе росла с каждой минутой. Я вспомнил о тех японских журналах, что несколькими часами ранее Фунаки принес в раздевалку. В них были фотографии дерущегося Ройса Грейси. Визитной карточкой Грейси был удушающий захват, в процессе которого, он так же обхватывал ногами корпус своего оппонента. Воссоздав в памяти эти снимки, я решил применить увиденное мною раннее на практике. Я сделал все точно так же, как Ройс.

— Давай же, мистер Шутер, попробуй-ка вырваться из этого!

Мистер Шутер поднялся на ноги и, снеся по пути нашими телами дверь раздевалки, явил нас люду, что скопился в холле, возле входа в раздевалку. Толпа, тем вечером, была вовсе не прочь увидеть бонусный матч.

Мы, кувыркаясь, вернулись в раздевалку, где нас, наконец, разняли Арн Андерсон, Терри Тэйлор, Ураган Хелмс, Кристиан и Букер Т. Богомол Нэш все еще сидел на том же месте и вовсю наслаждался происходящим.

Меня и Голдфингера развели по разным углам. Если вы когда-нибудь принимали участие в драке, что вот так вот прерывалась вашими друзьями, вы, вероятно, знаете о том, что, обычно, происходило дальше. Кристиан и Ураган, держа меня за плечи, предпринимали отчаянные попытки утихомирить своего канадского друга, однако, сами того не подозревая, они сделали меня еще более беспомощной жертвой в глазах моего палача, ведь, в случае, если тот вырвется из сопротивления и решит нанести удар, я не смогу отбиться с помощью своих рук.

— Отпустите! Отпустите! Он же убьет меня! – кричал я, уже морально приготовившись к тому, что меня вот-вот переедет поезд.

Когда до них, наконец, дошло, они отпустили меня, но было уже поздно. Он вырвался и занес свой гигантский кулак. Я уже было приготовился собирать свои зубы пылесосом, когда он, неожиданно для всех, кто там присутствовал, схватил меня за волосы.

Я не мог поверить в то, что могущественный Бергголд использовал тактику пятилетней девчонки во время ссоры в песочнице. Что было не так с этим парнем?

Одно я понял наверняка: раз он не вырубил меня тогда, когда у него был шанс, он не сделает этого никогда. Поэтому я тут же выдернул его руку из своих волос и от души ударил его по лицу. Он пошатнулся и удивленно посмотрел на меня.

Мне надоела эта бабская разборка.

— Да, что, черт возьми, с тобой такое, мужик? – закричал я. – Ты ведешь себя как тупица.

— Твоя мать, вот кто настоящая тупица.

Больше всех услышанным был потрясен Букер Т, у которого по привычке во рту находилась незажженная сигарета.

— Погоди-ка. Ты только что назвал его мать тупицей? Мужик, это самое мерзкое оскорбление, что я когда-либо слышал.

Мы обменивались нехорошими словами в адрес друг друга до тех пор, пока, наконец, не успокоились. Нас вновь развели по уже знакомым нам углам, и спустя несколько минут, я решился-таки подойти к Бильбо.

— Вот, как мы поступим. Прямо сейчас, мы жмем друг другу руки и забываем обо всем раз и навсегда. Или, мы можем, всякий раз приходя на работу, бить друг другу морду. Меня оба варианта вполне устраивают. Решать тебе.

Голдстер посмотрел мне в глаза, а затем протянул руку. Тем самым, мы заключили мир.

Я вернулся к своему стулу, и обнаружил на телефоне новое сообщение от Диско Инферно, который, как выяснилось, уже прознал о нашей с Голди потасовке. А прошло-то всего каких-то десять минут.

Сарафанное радио во всей своей красе.

На протяжении всей следующей недели, каждый, с кем я был знаком, посчитал важным расспросить меня о подробностях Большой Битвы. Мне приходилось рассказывать одну и ту же историю, раз за разом, всем, от Брюса Причарда и до Джерри Бриско.

Я был удивлен, когда спустя несколько дней услышал в своем телефоне, характерный лишь для Рика Флэра, голос.

— Крис, в нашем бизнесе есть парни, что мечтают стать свидетелями твоего провала, однако такой хороший работник, как ты, должен просто продолжать работать, несмотря ни на что. Не поддавайся их провокациям и не позволяй им проникать в твою голову. Ты слишком хорош, слишком талантлив, чтобы дать им себя погубить. Будь осторожен!

В который раз, слова Флэра подействовали лучше любого лекарства. Я только что поколотил новое приобретение Винса и понятия не имел, как к этому отнесутся остальные.

Казалось, к тому моменту, все, до одного, были в курсе злосчастного инцидента и, тем не менее, внимания к моей персоне ни на йоту не убавилось, а вовсе наоборот. И все-таки, в каком-то смысле, мне было жаль Билла, ведь наша с ним потасовка настроила большинство ребят из раздевалки против него. Когда рассказ о том, как Давид завалил Голиафа, расползся по округе, я получил множество хвалебных слов в свой адрес, в то время как Голдберг усугубил свою, и без того неидеальную, репутацию.

Однако, далеко не все были в восторге от моих действий.

Неделю спустя, в Ричмонде, Вирджиния, мне сообщили, что у Винса ко мне разговор.

— Надо поговорить.
— Я прощу прощения за драку, босс.
— Меня расстроил ни сколько сам факт драки, сколько то, что ты не рассказал мне о ней лично.
— Я думал, что меньше всего тебе захотелось бы услышать о том, что я побил Голдберга.
— Крис, мне необходимо знать о таких вещах – сказал Винс тоном отца, что проводил воспитательную беседу со своим чадом.

Затем он произнес хорошо знакомую мне фразу.

— Я, тут, пытаюсь научить тебя не только рестлингу, но и жизни. Я твой босс, и когда у тебя возникают разногласия с кем-либо, в первую очередь, об этом должен знать я. И, если, вдруг, произойдет что-то подобное, я хочу, чтобы ты незамедлительно ввел меня в курс дела.

К его словам было не придраться. Однако, я не спешил заканчивать наш разговор, поскольку тоже хотел кое о чем его спросить.

— Хорошо, Винс. Теперь, позволь мне спросить тебя. Ты уже посмотрел мой бой против Шона с WrestleMania?

Винс, в тот вечер, работал с Хоганом и не посмотрел ни одного боя, кроме своего. Тем не менее, Винс, на тот момент, все еще не ознакомился с шоу целиком и оставался единственным человеком, что не похвалил ни меня, ни Шона за нашу выдающуюся работу.

— Нет. У меня не было возможности.
— Тебе следует посмотреть его. Это был мой лучший матч, и я хотел бы, что бы ты ознакомился с ним.
— Я обещаю тебе, что ознакомлюсь с ним – сказал Винс.
— А я, в свою очередь, обещаю тебе, что если побью еще кого-нибудь в раздевалке, ты непременно узнаешь об этом первым.

После нашей стычки, мои отношения с Голдбергом стали менее напряженными и, даже, можно сказать, дружелюбными. Мы провели отличный матч на PPV в Хьюстоне (когда, после матча, я вернулся за кулисы, ни кто не похвалил меня за мою работу, в то время, как Голдберг был удостоен стоячей овацией от Винса – бррр).

Билл пару раз даже приглашал меня полетать на его частном самолете. Я думаю, он был всерьез расстроен тем, что наша драка произошла уже на первой неделе его пребывания в WWE, и с помощью этих знаков внимания пытался показать мне, что искренне сожалеет об этом.

Я думаю, что он, до сих пор, переживает из-за того, что проиграл тогда Крису Джерико в настоящей схватке, а этот факт, вне всяких сомнений, оказался существенным ударом по его имиджу «сорвиголовы». Брет Харт написал статью для «Calgary Sun» о том, как «Джерико удалось завалить Голдберга, благодаря технике, которой, в свою очередь, его обучил Стю Харт в своем Подземелье».

Если бы я умер завтра, то оставил бы после себя бессмертное наследие в виде той большой победы.

Но, давайте, будем честны. Я, в какой бы идеальной физической форме ни был, ни за что бы не согласился вновь пережить то, через что мы прошли с Голдбергом. Он – большой парень и знает искусство борьбы не понаслышке. Я же – всего лишь атлетичный паренек из Виннипега, который меньше всего на свете хотел быть похороненным заживо машиной убийств. Я продемонстрировал свой характер, и в итоге это сыграло определяющую роль. Я вцепился в жизнь мертвой хваткой и, как результат, был вознагражден.

Что же касается реванша, мой вам совет – забудьте о нем. Его не будет.

Любители статистики, вот вам итоговый результат: Джерико – 1, Голдберг – 0.

Ðåéòèíã@Mail.ru   Rambler's Top100