[Адам Коупленд: На Грани] Главы 10-13

ГЛАВА 10

Без какой-либо причины в частности Ник, Джей и я всегда называли друг друга Fatty, Fat Kid и Fatso соответственно (все слова производные от «Fat» — толстый/жирный). Так что в оставшейся части этой книги, потому что он никогда не сможет превзойти меня в этом теперь, когда она в печати, Ник будет навсегда увековечен как Толстяк.

Однажды, как раз в то время, когда я переживал относительно результатов конкурса эссе, моя мама вошла в мою комнату и сказала: «Толстяк на телефоне» (ну да, моя мама тоже называла Ника Толстяком). Когда я поднёс телефон к уху, Толстяк поразил меня идеей, которая помогла бы моим измотанным нервам. «Поехали в Форт-Лодердейл на весенние каникулы», – заорал он. Я обдумывал это предложение всего наносекунду и ответил: «Поехали». Я накопил немного деньжат и решил, что это неплохой способ их потратить.

Мы с Толстяком и Кеном Даном втиснулись в консервную банку системы «Шевроле Спринт» и отправились. Это был мой первый дорожный опыт, но я подготовился, запасшись кассетами Metallica, Faith No More и Red Hot Chili Peppers. Детройт, Цинциннати, Атланта – путешествие по всем этим городам было довольно ошеломляющим для парня, который никогда не выезжал из Онтарио.

Мы хорошо проводили время, учитывая, ограниченные возможности Спринта, пока не попали в Макон, Джорджия, в три часа ночи. Нам приказали остановиться за превышение скорости. Лично я не думаю, что можно превысить скорость на Спринте, но маконцам, утверждающим обратное, было виднее. К этому прибавился штраф за отсутствующий ремень безопасности и за неработающие фары, и общая сумма штрафа добралась до 300 долларов. Но окончательно нас добила фраза, что нам придется пройти в участок. Когда такое говорили в кино, это всегда означало плохие новости, так что я приготовился к худшему.

Добравшись до участка, я понял, что зубов у меня больше, чем у них сил, и сразу же сцены из фильма «Избавление» мелькнули в моей голове. (прим. перевод. — Избавление (Освобождение) (англ. Deliverance) — американский фильм 1972 года по роману Джеймса Дикки, написавшего сценарий. Четыре бизнесмена отправляются поплавать на каноэ по горной живописной реке. Но их уикенд оборачивается кошмаром, когда они сталкиваются с местными ребятами, явными садистами и уголовниками. Чтобы остаться в живых, иногда приходится убивать.) Они отвели Толстяка в сторону, оставив нас с Кеном подумать над своим будущим. Примерно через час полиция сообщила нам, что у нас очень болтливый друг. Мы узнали, что Толстяку нужно или заплатить штраф сейчас, или провести некоторое время в старой доброй тюряге — до тех пор, пока он не найдет, как расплатиться.

Это оказалось проблемой. Видите ли, Толстяк организовал машину, и мы планировали пожить у его дедушки и бабушки, так что наличные деньги должны были обеспечить мы с Кеном. Это означало, что у Ника была двадцатка, а у нас с Кеном — по 150 долларов. В результате нам пришлось раскошелиться, чтобы вытащить его толстую задницу. Мы быстро убрались из Макона, имея лишь двадцать долларов. Мы были выжаты как проститутка в зной, но ничто не могло нас остановить. Спринт дотащился до Форт-Лодердейла, дымясь, а мы выглядели, как контуженные, хуже, как зрители, посмотревшие бой в «Адской Псарне» (Эл Сноу против Биг Боссмена на Unforgiven 1999).

Существует причина, почему я вспомнил эту поездку. Она стала для меня знаковым событием. Вы спросите, что, тогда я, наконец, стал мужчиной? Черт, нет! Что, во время той поездки я потерял девственность? Черт, да! Мне было 17 лет, а она была маленькой 21-летней блондинкой в фиолетовом мини-бикини. Эх, славные времена!

В общем, наше большое путешествие все же закончилось и мне пришлось вернуться к нервному ожиданию окончания конкурса эссе. У нас было еще двадцать четыре часа езды заполненные фаст-фудом, кое-какими деньгами (благодаря бабушке Ника), музыкой от Nirvana, Tom Petty, Metallica, Ugly Kid Joe (помните их?), а также замечательными воспоминаниями.

ГЛАВА 11

Мы вернулись в Канаду, и я решил в честь моего важного весеннего прорыва и лишения девственности сделать татуировку. Да, я знаю, это глупо, но мы все решили сделать по одной. Джон сделал розу. Ник сделал розу — кстати, после этого он серьезно увлёкся татуировками. Джонни получил какого-то странного гнома. Джей – бульдога с желтой розой в зубах. Толстяк разработал дизайн моей татуировки. Мы с Джеем хотели похожие татуировки, поэтому мы создали акулу в наиболее мускулистой позе, как и бульдог Джея. В то время я думал, что это было довольно круто. Я был неправ, и мультфильм под называнием «Уличные Акулы» подчеркнул это. Они выглядели точь-в-точь как моя татуировка, о чём Triple H постоянно мне напоминал (вот гад!).

WWE
На ринге в Салли.

Я все ещё обитал в маленькой неотапливаемой деревянной хибарке на ипподроме, но мне было всё равно, потому что в моей голове ветры перемен дули для молодого Адама Коупленда. Я предположил, что потеря девственности будет началом горячей полосы, с которой не смогут сравниться даже Майами Долфинс в 1972 году. (прим. перевод. — этот футбольный клуб из Майами в 1972 году провёл так называемый «идеальный сезон», выиграв все матчи в сезоне — 14 игр регулярного сезона, 2 игры плей-офф и Супер Боул.) Как ни странно, это было близко к правде. Через две недели после весёлого весеннего путешествия мне позвонили, и тот звонок навсегда изменил мою жизнь. На линии был Сладкий Папочка Сики с его техасским протяжным акцентом, который дал мне понять, что он хотел, чтобы я пришел в спортзал Салли, поскольку он и Рон Хатчисон хотят взглянуть на меня. Ладно, подумал я, это должно быть хорошим знаком.

К тому времени я угробил свой Кугуар, так что мой дедушка, мама и я сели в дедушкино авто и двинулись в путь. Мы подъехали к ветхой старой постройке — словно из фильма «Рокки». Я почти ожидал увидеть прогуливающегося рядом Сталлоне, играющегося со своим мячиком для сквоша. Мы вошли внутрь и были поражены выразительным запахом бандажей и плесени. Там, возможно, воняло, но воняло характером. Это место было в худшем состоянии, чем любая квартира, в которой моя мама и я когда-либо жили, но мне оно понравилось. Мы поднялись по двум небезопасным лестничным пролетам и добрались до спортзала.


Заметка в газете о моей победе была опубликована между сообщением об отстранении Лекса Люгера и сообщением о разрыве Мадузы и Эдди Гилберта.

В углу большой комнаты, заполненной оборудованием для бокса, был ринг. Это был на самом деле боксерский ринг, который по выходным использовался для рестлинга. Там было несколько ребят, занимавшихся рестлингом, и я был очарован. Но Рон и Сики вызвали меня в свой кабинет, выведя из ступора.

Тогда я еще не знал, что меня ждет, а Рон и Сики сказали мне сесть и начали забрасывать ужасными историями, на самом деле проверяя мои амбиции.

Сики работал в 60-е, и у него была ужасная судьба. Он доедал то, что находил в мусорках, спал на улице и был на самом дне. Он сказал, что всё это может случиться и со мной, если я не проявлю характер. Я был серьезно намерен проявить! Это было последнее испытание, и я прошёл его! Они заставили меня попотеть в течение недели, но в результате я выиграл конкурс! Бесплатное обучение! В противном случае обучение стоило $ 3000. Для неполной семьи это было невозможно, так что победа в конкурсе была удачей. Благодаря Рону и Сики я был твёрдо уверен в своём будущем.

ГЛАВА 12

Занятия рестлингом были по выходным. Это было удивительно. Я быстро понял, что просмотр рестлинга совершенно не означает, что на ринге все получится. Я был неуклюж и неловок. Но я был также весьма настойчив. Мы действительно должны были показать все наши способности, и лишь после этого можно было попробовать выйти на ринг. Разминка, тренировка захватов, бег по стадиону и ежедневная измучивающая рутина, которую мы весьма метко прозвали БПА (PTA) – боль, пытки и агония (прим. перевод. – а вообще, аббревиатура PTA расшифровывается Parent-Teacher Association — Учительско-Родительская Ассоциация). Уже через полчаса после начала каждой тренировки мы чувствовали боль. Рон и Сики выкрикивали приказы: упади на спину, живот, подними живот, отожмись, вперёд, назад и так далее и так далее. Было тяжело, но они создали то, что я называю моими рестлинг-мозолями. В зависимости от настроения Рона, БПА иногда проходили на деревянном полу. Бывали времена, когда я был уверен, что мы всей кучей провалимся на первый этаж. К счастью, такого ни разу не случилось.


Наша группа в Салли. Вот такая вот пёстрая на вид компания.

После этого мы очень медленно поднимались на ринг на заслуженный час реальной боли. Рон и Сики были сторонниками классического обучения. В то время это было неприятно, но в долгосрочной перспективе это окупилось. У нас была хорошая группа. Среди них выделялись Кейт Ассоун (будущий Зак Уайлд) и Джо Хитчен (будущий Джо Легенда). Хотя они занимались на год дольше, они быстро приняли меня в свою компанию. Группа медленно разрослась, к нам добавились Джо Дорган (Джонни Свингер) и Роб Эчеверрия (Эль Фуего). Теперь было больше таланта, идей и стилей для всех нас. Единственным препятствием был сам ринг. На неделе он использовался для бокса, но видит бог, его можно было смело отправить на свалку. Черт, он был реально пуленепробиваемым! Основа была из стали! Кроме того, он был очень маленьким, размером 3,7 м на 4,2 м. Для сравнения, ринг WWE шесть на шесть. А еще в зале был низкий потолок, на котором было множество труб, о которые я постоянно бился головой, перепрыгивая через противников. Ну и в довершение картины это маленькое чудовище стояло в углу, так что, разбегаясь в канаты, мы регулярно врезались в стены. И все равно я любил каждый его дюйм.

Before They Were Superstars — Edge and Christian

ГЛАВА 13


Мой первый матч.

Коллапс легкого! Я был уверен в этом. Каждый вдох давался с трудом. Краем глаза я видел какие-то размытые ухмыляющиеся лица. Черт, надо мной натурально склонилась Смерть с занесенной косой! Так я себя чувствовал, приняв первый вертикальный суплекс. Я набрал достаточно воздуха, чтобы просипеть: «Я в порядке, давай сделаем это снова». В случае если вы ещё не поняли, я был весьма упрям и целеустремлен. Я двигался к намеченной цели так же уверенно как шар для боулинга. От канатов на моей спине были сплошные синяки. Локти были странно-желтого цвета. Я вообще выглядел как перезрелый побитый банан, но меня это не волновало.

Как-то я думал, что реслинг будет легче, чем то, что я испытывал, и для некоторых людей, может быть, оно так и есть, но не для старины Эджмайстера. Когда Свингер и, наконец-то, Джей присоединились к занятиям в тренажерном зале, они довольно быстро освоили рестлинг-базу. Я начал тренировки в мае 1992 года и вообще не ожидал, что дебютный матч проведу уже 1 июля того же 1992 года.

Представьте: Это был День Канады. Было жарко. Ужасно жарко (да, в Канаде бывает жарко). Матч проходил в Монарх-Парке, недалеко от Шербом Стрит в Торонто, на праздновании Дня Канады.

Конечно, перед началом шоу мы должны были продемонстрировать зрителям немного БПA, показывая часть нашей подготовки. Наконец, пришло время. Время для моего первого официального матча: королевской битвы. Теперь, некоторые люди могут сказать, что королевская битва не может считаться первым матчем. Я не согласен. Я бил, получал удары и, черт возьми, я продержался до финальной четвёрки, поэтому, на мой взгляд, это был матч. Что меня очень озаботило — это наряд, а точнее его отсутствие. Я был одет в какие-то спортивки Зубаз и высокие олд-скульные кеды фирмы Конверс. Я был огорчен, но все же я запрыгнул в ринг (этот же ринг я сооружал для Оранджвилльских инди). Люди, я рад, что я сделал это, потому что матч перед аудиторией – это момент, изменивший мою жизнь.

Я продолжал обучение. Я пообещал себе, что когда в следующий раз выйду на ринг, я буду выглядеть лучше остальных. Я часами обдумывал свой наряд. Моя тогдашняя подруга подарила мне на день рождения мою самую первую пару борцовок. На мои взгляды очень заметно повлиял Брет Харт, и я был готов брать мир штурмом. Единственная проблема была в отсутствии средств. Я вкладывал в рестлинг, но не получал никаких дивидендов. Я только что окончил среднюю школу, и настало время, чтобы найти работу на полный рабочий день и начать зарабатывать.

Моё место работы называлось Johnson Control, завод в Оринджевилле, который делал автомобильные сиденья для Крайслеров. Я купил Фольксваген Джетта 1987 года, на неделе я работал, а по выходным занимался рестлингом. Это был весьма утомительный график, но я чувствовал, что всё идет своим чередом. До одного рокового дня.

За время нашей смены мы должны были сделать определенное количество сидений, или нам приходилось работать сверхурочно, и как ни странно, никто из нас не хотел оставаться. Желтая клетка опускалась к нашей рабочей станции, в ней были все нужные части, а затем она уезжала обратно, где ее снова заполняли деталями.

Однажды прораб решил сыграть шутку с одним из парней. Он хотел приковать наручниками ничего не подозревающую жертву к клетке, заставив его проделать круг вокруг всего завода. Я был самым большим парнем на нашей линии, поэтому прораб пришел ко мне за помощью. Он хотел, чтобы я поднял парня вверх и держал его, пока он и его сообщники не наденут на него наручники. Я согласился, и все прошло довольно гладко. Никто не пострадал, и это действительно было забавно. К сожалению, начальникам в центральном офисе это не понравилось. Угадайте, кто был козлом отпущения? Если вы подумали, что я, то вы угадали. Я был опустошен, и снова перестал оплачивать страховку своего авто. Это был огромный риск — ездить без страховки, — но я же как-то должен был ездить на занятия рестлингом!

Сейчас, вспоминая все это, я улыбаюсь. Я не хотел проработать на том заводе всю оставшуюся жизнь, это было не для меня. Кто знает, если бы не тот инцидент, то я, быть может, продолжил бы собирать автомобильные сидения до пенсии, а мои мечты остались бы нереализованными.

Ðåéòèíã@Mail.ru   Rambler's Top100