[Бобби Хинан: Плохиш из мира Рестлинга] #5: Переход в WWF

Переход в WWF был не первой моей встречей с Винсом МакМэном-младшим. Мы виделись на показательном бое Мохаммеда Али в Чикаго в 1976 году. Али готовился к матчу с Антонио Иноки в Японии. Я прибыл на арену с Элом ДеРушей и Ником Боквинклем. Мы представились. Винс скользнул по нам взглядом и кивнул. Очень холодный прием.

Винс всегда носил яркую разноцветную одежду. Я сказал его жене Линде, что им не мешало бы провести свет в гардеробную. Она просто пожала плечами и сказала: «Он любит цвета».

Каждый год Винс приглашал портного с Род-Айленда, который шил ему костюмы. Портной делал костюмы, рубашки, галстуки – в общем, все. Винс хранил костюмы дома, в большом шкафу из кедра. Он носил костюмы зимой, а осенью раздавал их. Каждый сезон он обновлял гардероб.

Полагаю, что если увижу бомжа, спящего на лавке в оранжевом костюме, я смогу с уверенностью сказать, как он ему достался.

Я ни разу не разговаривал с Винсом до того дня, когда позвонил ему из Денвера с предложением присоединиться к WWF. Ты чувствуешь себя на седьмом небе, когда встречаешься с ним впервые, но это чувство быстро проходит. С Винсом всегда можно поговорить. У него всегда находилось время выслушать меня и дать совет. Он говорил: «Запомни. Два человека могут решить любую проблему, если один из них не идиот».

В тот вечер в Garden я встретил Винса впервые после боя Иноки–Али, но я допустил ошибку, закурив сигару. Винс рявкнул: «Потуши ее». Он ненавидел курение.

Мы делали Saturday Night’s Main Event в Милуоки в 1989 году, когда Рэнди Сэвидж предал Халка Хогана, начав сюжет к их матчу на Wrestlemania 5. Джесси Вентура курил сигару за кулисами. Винс заметил это и сказал: «Кто здесь курит, черт возьми? Потушите сигару». Это был единственный пунктик Винса. На моей памяти он по-настоящему выходил из себя, только когда кто-нибудь курил. Джесси тайком ушел в раздевалку комментаторов и погасил сигару там.

Позже я нашел сигару в пепельнице. Я взял ее, еще не зная, что буду с ней делать. Потом я отправился в раздевалку Винса поговорить с ним. Винс был в пиджаке, а я заметил сменный костюм, висевший на вешалке. Когда Винс вышел из раздевалки, я засунул сигару Джесси в нагрудный карман костюма Винса, рядом с носовым платком. Я так и не узнал, чем все закончилось, но, уверен, виноватым оказался Джесси.

Винс всегда хотел быть рестлером. Ему было 14 или 15, когда он начал зависать с доктором Джерри Грэмом. У Джерри был Кадиллак, и он ездил на нем по Бродвею в Нью-Йорке с открытым верхом. А блондинистый Винс ездил вместе с ним. Когда его отец узнал об этом, он был взбешен.

Мое первое появление в WWF состоялось в Madison Square Garden. Я вышел к рингу, взял микрофон и заявил, что ищу новые таланты. Это было забавно. Я зашел в Garden в тот вечер, и там все знали меня. Тогда индустрия еще не вышла на национальный уровень, но фанаты уже покупали журналы о рестлинге. Некоторые промоутеры, вроде Верна Ганье, никогда не понимали ценности этих журналов. Я говорил ему, что, раз фанаты платят по три бакса за жесткое кресло и возможность увидеть некоторых рестлеров, они точно заплатят 50 центов за журнал, где есть все рестлеры.

Изначально планировалось, что в WWF я буду менеджером Джесси Вентуры. Винс спросил мое мнение, и я согласился, потому что мы хорошо ладили с Джесси. Когда я прибыл в Нью-Йорк, Винс сообщил мне, что у Джесси обнаружили проблемы с циркуляцией крови в ноге, и он не сможет выступать. Он спросил, не хочу ли я поработать с Джоном Стаддом. Я снова согласился. Я просто хотел попасть туда. Да я бы согласился стать менеджером Дональда Дака. На самом деле, по-моему, так и было.

В следующее воскресенье у WWF было шоу в Met Center, в Блумингтоне, штат Миннесота. Я прибыл в здание в маске в тот вечер и прокрался через черный ход. Я спрятал камень в ботинке, чтобы изменить мою узнаваемую походку, ведь я кривоног. Я даже поменял свои сумки. Никто не мог узнать меня. Я прошел мимо фанатов AWA в раздевалку, где встретил Родди Пайпера. Я оттолкнул его. Он повернулся, словно собираясь ударить меня. Я снял маску, показав свое настоящее лицо.

Стадд вышел на ринг и заявил, что у него появился новый менеджер. Я вышел на рампу, и раздались кричалки «Проныра», словно я никуда и не уходил.

Джон был приятным и тихим человеком. Он любил семью и всегда стремился домой. Он всегда хотел делать, как надо. Меня раздражало, когда люди в самолете не давали мне поспать, выпрашивая автографы. А Джон говорил: «Будь вежливее» — и подписывал следующую бумажку. Он был очень порядочным человеком, и весь бизнес не годился ему в подметки. Я не помню, чтобы он когда-либо сказал «проклятье», не говоря уже о ругательствах. Он был очень похож на Говарда Спрага из сериала Mayberry RFD.

Однажды мы с Джоном работали на шоу в Питтсбурге. Иногда ринг-анонсерами работали не сотрудники компании, а какие-то местные старики, которые не любили рестлинг и не хотели работать на шоу, но были не прочь заработать 50 баксов и провести вечерок вдали от жены.

Анонсер вышел на ринг и схватил микрофон, подвешенный под потолком. Он представил Стадда, но забыл про меня. Он ушел с ринга, а я схватил микрофон – я собирался представить самого себя. Парень со шнуром, очевидно, был против, поэтому он потянул микрофон вверх, пока я представлял себя. Мы начали играть в перетягивание каната. Я держал микрофон двумя руками и что есть мочи тянул вниз. Провод порвался, и микрофон упал на мое лицо, разбив мне нос и опрокинув на задницу.

Стадд посмотрел на меня и спросил:

— Что случилось?
— Знаешь, мне плевать, узнают ли они мое имя, — заявил я. – Я хочу убраться отсюда. Я только что чуть не убил себя микрофоном.

Я был рад работать со старыми друзьями, вроде Стадда, Джина Окерлунда и Халка Хогана. Однажды ночью в Нью-Йорке Джин зависал с Хоганом, если вы меня понимаете. Джин всегда подлизывался к нему. Халкстер платил по счетам и разрешал ему прокатиться до гостиницы в лимузине.

Джин прибыл в гостиницу и, пошатываясь, отправился наверх, в номер. Около 4 утра Джин, абсолютно голый, отправился справить нужду. Он подошел к туалету, открыл дверь и захлопнул ее за собой. Он сразу понял, что дверь вела не в туалет. Он оказался в коридоре на 12-м этаже, в чем мать родила (если не считать усов).

Сначала Джин не знал, что делать. Он подошел к окну, сорвал занавески и завернулся в них. Затем Джин спустился в вестибюль на лифте, прикрываясь оконными занавесками. Он представился клерку и объяснил, что нечаянно вышел из номера вместо того, чтобы отправиться в туалет.

Клерк засмеялся и сказал: «Не волнуйтесь, мистер Окерлунд. У нас иногда останавливается Микки Мэнтл (игрок Нью-Йорк Янкиз – прим. пер.) и с ним часто бывают его «подруги». Когда они крадут его часы, он начинает гоняться за ними. Дверь захлопывается за ним, и он приходит сюда в таком же виде».

Позже я сказал Окерлунду: «Джин, теперь ты в зале славы».

Хоган же вообще мог основать свой собственный «зал славы». Помню, как-то в 1979 году, когда я боролся в Мариэтте, штат Джорджия. Арены тогда были не такими, как сейчас, когда на 20-тысячных стадионах зона ринга защищена ограждениями, везде снуют полицейские и гремит красивая пиротехника. В Cobb County Civic Center вмещалось 2500 человек, а в тот вечер там собралось 1500.

У меня был командный матч с новым партнером. Он был ростом под 2 метра, весил 140 кг и был волосат с ног до головы. В тот вечер он сбрил все волосы на теле, оставив только клочок в форме сердца на груди.

После матча мы выбрались за ринг, направляясь к раздевалке, и он шел впереди меня. Какой-то фанат выпрыгнул в проход, и мой партнер резко остановился. Он не знал, что делать, потому что был еще зеленым новичком. Он еще и не боролся, как следует, не говоря уже о стычках с фанатами. Он занервничал. Я сказал: «Пропусти меня». Я обошел его и пошел вперед. Тогда фанат подскочил ко мне. Я схватил парня и швырнул его на пол, а полиция Мариэтты повязала его и увела прочь.

Мой партнер в тот вечер, Стерлинг Голден, добился в рестлинге очень многого. Он избавился от сапог и штанов и стал носить одежду новой раскраски в ринге – желтую.

Я всегда держался вдали от Хогана из-за нашего фьюда в AWA в 80-х. Даже когда он стал хилом в WCW, я не поддерживал его, стараясь защищать интересы бизнеса. Самым громким сюжетом в моей жизни было противостояние Хогана и Гиганта Андре. Я боролся с ним в AWA, а потом противостоял ему в WWF в течение многих лет. Так почему же я вдруг полюблю его за неделю, если я испытывал столько неприязни к нему раньше? Это не имело смысла. Я говорил, что мне нравятся его действия, но не нравится он сам.

Хоган привел меня в WWF, а я привел его в AWA. Покинув Джорджию в 1979 году и вернувшись в Миннеаполис, я рассказал Верну об этом парне. Я говорил: «Он огромен, с отличным телом, люди смотрят на него с трепетом. Он немного зелен, но может развиваться».

Тогда, на мой взгляд, Хогану было плевать на рестлинг. Он любил развлекать людей и получать за это деньги.

Из Атланты Хоган впервые попал в WWF. Винс МакМэн-старший любил давать парням ирландские имена, типа Багси МакГро и Блэкджек Маллиган. Он и назвал парня Халком Хоганом. Халк хорошо справлялся в Нью-Йорке. Однажды Сильвестр Сталлоне увидел его на ринге. Он попросил передать в раздевалке, что хочет, чтобы Хоган сыграл Тандерлипса в «Рокки 3».

Когда я вернулся из Японии, Верн привлек Хогана. Он был безумно популярен с самого начала. Его пытались сделать хилом и дать ему посредственного менеджера Джонни Валианта. Хоган избивал 2-3 человека в гандикапах каждый вечер, но люди обожали его. Халк Хоган и Крашер были самыми горячими приобретениями в истории AWA.

По логике Хоган должен был быть следующим чемпионом после Ника. Тогда я был менеджером Ника. Возможно, чтобы сделать Хогана хилом, его нужно было свести со мной и сделать фейсом Ника. Но даже при всей ненависти фанатов ко мне я не уверен, что смог бы сделать Хогана хилом.

Бизнес в AWA шел хорошо до появления Хогана, но после его прибытия мы стали собирать аншлаги. Раньше в Сент-Поле мы зарабатывали от 150 до 200 тысяч долларов. Но для противостояния Хогана и Боквинкля пришлось арендовать соседнюю арену и показывать матч на большом экране, словно в кино. Сборы превысили 300.000 долларов.

Он был феноменален. Я никогда не видел подобного персонажа или рестлера. Андре был феноменом, но я не видел его каждый день, когда он начинал фейсом. Я был с ним на разных территориях. С Хоганом же я был в Атланте, Миннеаполисе и Нью-Йорке и видел, как он обретает статус суперзвезды – феномена, каких не бывало раньше.

Я часто слышал вопрос: «Почему Хогану не дали пояс чемпиона AWA?» Это должно было произойти в Сент-Поле. Это был последний матч Хогана перед поездкой в Японию, где он заработал большие деньги у Антонио Иноки. Верн пришел в раздевалку и сказал Хогану: «Ты победишь Ника и получишь пояс. А теперь позвони Иноки и скажи ему, что я управляю твоим букингом, потому что ты мой чемпион».

Верн думал, что Хоган достаточно глуп, чтобы купиться на это. Но Хоган был умен и уже понимал, что пояс не выигрывают просто так; Верн станет управлять его букингом, он не сможет поехать в Японию и заработает меньше денег.

Хоган отклонил предложение. Тогда Верн сказал: «Ладно, тогда проиграешь по дисквалификации». Он думал, что это заставит Хогана передумать, ведь он не получит пояс.

Но Хоган не передумал. В этом-то все и дело. Он не хотел подчиняться Верну, а это бы произошло, выиграй он пояс. Он хотел быть свободным – отправиться зимой в Японию и зарабатывать 100.000 долларов в день. В Японии с ним обращались, как с королем. Оказалось, что он был нужен AWA больше, чем AWA была нужна ему. И это стало началом конца пребывания Халка Хогана в AWA.

Я наблюдаю профессиональный рестлинг уже 46 лет, и я никогда не видел, чтобы люди реагировали на кого-нибудь так, как на Халка Хогана. Ничто не сравнится с тем контролем, который он имел над ними – люди одевались, как он. Они делали прически, как у него. Люди делали себе залысины, чтобы походить на него. Этот человек продал огромное количество сувенирной продукции. Я своими глазами видел, как люди плакали в первых рядах, когда Халк был в беде. Я видел, как дети смотрели на него, как на бога, считая, что никогда его не увидят. Я никогда в жизни не встречал такого атлета. Конечно, тут есть доля актерской игры, но он непревзойденный атлет. Многие говорят, что он не был хорош физически, но это ложь – он отличный атлет. Он усадил огромное количество задниц в кресла, а этим можно мерить уровень парня.

Винс решил воспользоваться услугами Тайни Листера, который сыграл роль Зевса в первом фильме Хогана «No Holds Barred». Он был огромным парнем со странным глазом. Но Винс собирался сделать из него рестлера, а работать с ним пришлось Хогану. Парень никогда не был в ринге и понятия не имел, что делать. Винс провел PPV, на котором Хоган за руку провел Зевса через матч. Он взял огромного, зеленого новичка с плохим зрением и провел его через все шоу, включая интервью и матч на PPV, который еще принес какие-то деньги. Несмотря на мнения других людей, я считаю, что Хоган был хорош в ринге.

Слава Халка Хогана вызывала огромную зависть в других рестлерах. Хоган и Джесси Вентура всегда недолюбливали друг друга. Джесси безмерно завидовал Хогану, который всегда зарабатывал больше. Хоган знал, что не нравится Джесси, поэтому все время пытался вывести его из себя.

Вентура никогда не был угрозой для Хогана. Джесси прекрасно работал языком, но когда звучал гонг и он снимал свое боа, он не мог принять простейших бампов. Его даже как джоббера нельзя было использовать. В AWA промоутеры ставили его в команду с Адрианом Адонисом, и Адонис всегда задавал вопрос, почему удерживают всегда его, а не Джесси (это потому что Адриан умел это лучше). Джесси хорошо говорил и странно одевался, что вызывало в людях удивление. Джесси мог приносить деньги, но они не шли ни в какое сравнение со сборами Хогана.

Я не знаю, почему Джесси покинул WWF в 1990 году. Возможно, это было как-то связано с Хоганом, ведь по этой причине он позже покинул WCW. Джесси думал, что его уволили из-за Хогана, а Хоган был рад уходу Джесси. Джесси отказывался расхваливать его на ТВ. Он просто сидел, качаясь, в комментаторском кресле и ничего не говорил о Хогане. Иногда казалось, что он говорит без подготовки, но Джесси очень умен и он мог делать вид, что говорит без подготовки. Если он не хотел кого-нибудь хвалить, как, например, Хогана, он просто делал вид, что ничего не знает о нем. Это не помогало продукту, и ему платили не за это.

Им стоило просто запереть этих двоих в одной комнате, чтобы они уладили свои разногласия. Но Хоган бы все равно взял верх.

Я помню, как раньше парням выдавали расписания букинга, а они сразу смотрели, где будут выступать. На пике популярности, в 80-е, WWF проводила шоу сразу в трех городах одновременно. А парни сегодня выступали в Сиэттле, завтра в Тампе, потом в Бостоне, а потом в Сан-Диего. Они пересекали страну бесконечное число раз. Но это никого не волновало. Парни искали, попали ли они на одно и то же шоу с Хоганом. Или, правильнее сказать, на одни и те же шоу.

В свое время у Хогана, Пола Орндорффа и меня был сюжет. Бизнес был горяч тогда, в середине 80-х. Мы были в Nassau Coliseum, на Лонг-Айленде, субботним вечером. На 20-тысячной арене был аншлаг. Мэйн-ивентом заявили бой Хогана и Орндорффа, но он был третьим боем вечера. Многие промоутеры ставят мэйн-ивент последним боем. Но Винс всегда ставил мэйн-ивент третьим-четвертым, чтобы после него сделать перерыв, назначить матч-реванш на следующее шоу и продать, таким образом, билеты.

Закончив бой, мы убежали из здания. WWF предоставила нам лимузин до аэропорта МакАртура, где нас троих посадили в частный самолет. Мы ехали до аэропорта и сели в самолет, не переодеваясь: Хоган в желтых трусах, Орндорфф – в красных, а я в вышитом блестками костюме. Мы выглядели, как подтанцовка Либераче.

Мы прилетели в аэропорт O’Hare в Чикаго (там на час раньше, чем в Нью-Йорке из-за разницы часовых поясов) в 10:30, чтобы успеть на очередное шоу с аншлагом. Полиция Роузмона отвезла нас на арену Rosemont Horizon. Едва заехав на парковку, мы бросились вон из машины. Блэкджек Ланза, один из агентов, крикнул нам: «Бегите на ринг. Перерыв закончен». И мы втроем вышли на ринг и сделали то же самое, что и 2 часа назад в тысяче миль от этого места.

Бизнес был прекрасен, благодаря Хогану и Винсу. Это привело к возникновению Wrestlemania. Wrestlemania принесла множество воспоминаний: хороших и плохих.

После Wrestlemania 1 состоялась большая вечеринка в клубе Rainbow Room. Либераче, один из приглашенных знаменитостей, сидел на стуле, положив руку на перила. Я стоял по другую сторону перил с женой и общался с людьми. Я откинулся назад и нечаянно сел на руку Либераче.

— О, простите, — извинился я.

Либераче обернулся на Синди и сказал:

— Хорошая попка.

Я так и не узнал, к кому он обращался: ко мне или к моей жене.

Утром в день Wrestlemania 2 я был в больнице в Тампе, штат Флорида. Мне сделали миограмму, закачав контрастное вещество в спину. В 1983 году я сломал шею в Японии, когда один малый по имени Онита спрыгнул с верхнего каната и сделал легдроп прямо на мое лицо. Я не чувствовал никакой боли в руке, от запястья до шеи. Меня это беспокоило годами, но у меня не было страховки. Никто не заботился о нас, а у меня не было денег на операцию. И я не мог взять отпуск. Мне нужно было кормить жену и ребенка.

Кто-то из WWF предупредил, что если я пропущу Wrestlemania, меня уволят. Я выписался из больницы утром, хотя еще за день до этого мне делали миограмму. Медсестра спросила меня:

— Куда вы собрались?
— В Лос-Анджелес, на рестлинг, — ответил я.

Я сел в самолет до Лос-Анджелеса и принял участие в Wrestlemania. Я вернулся ночным рейсом, прибыл в больницу в 5 утра и лег в койку. Вот так они нас запугивали. Нужно было трудиться до седьмого пота, или тебя увольняли. Но такие разговоры были унизительны.

На Wrestlemania 2 я был менеджером Кинг Конга Банди в мэйн-ивенте, где он встречался с Халком Хоганом. Он выглядел ужасно забавно: белый как снег, лысый как бильярдный шар, и носил черную борцовку. Я называл его Шаму, потому что он был бело-черного цвета и размером с кита. Однажды мы летели первым классом в Сан-Франциско. Банди задремал. Стюардесса спросила меня:

— Вам что-нибудь принести?
— Да, скотч и воду, — ответил я.
— А вашему другу? – Она посмотрела на Банди.
— А ему ведро рыбы.

Банди услышал мои слова. Он потянулся ко мне и проспал почти весь путь до Сан-Франциско на мне. Это была хорошая месть.

Я был менеджером противника Халка Хогана и в мэйн-ивенте Wrestlemania 3, тогда им стал Гигант Андре.

Утром перед поездкой в Pontiac Stadium я завтракал с Андре. Андре заказал обычный завтрак – омлет и 6 бутылок вина. Приехав на арену, мы встретились с Винсом МакМэном и отправились в парилку тренировочного центра Detroit Lions, чтобы обсудить концовку и ход матча.

Винс объяснил, что на ринг мы выедем на этих платформах, сначала хилы (мы), а потом фейс (Хоган). Платформы поднимут на максимальную высоту, около 2 метров. Платформы были оснащены канатами и холстом, чтобы напоминать ринг. Винс сказал, что платформы были такими большими, что их негде было разворачивать у ринга – их просто оттаскивали назад.

Андре спросил у Винса:

— Насколько велик проход?
— Ну, достаточно велик, — ответил Винс. – А что?
— Я переверну платформу Хогана.
— Вместе с ним? – Винс был в шоке.
— Не знаю пока, — ответил Андре.
— Андре, — произнес Винс, — ты не можешь этого сделать. Ее будет вести еще один человек.
— Мне плевать.

После встречи Винс отошел со мной в сторонку:

— Смотри за ним, если он вдруг решит перевернуть платформу.
— Винс, на него будут смотреть 93000 человек, — сказал я. – Больше мы ничего не сможем сделать.

Все сработало хорошо. Андре не стал ничего и никого переворачивать. Когда мы с Андре забрались на платформу и выехали из-за кулис, я понял, что он ничего такого не предпримет. Он бы все равно не смог выбраться с ринга, чтобы напасть на Хогана из-за больного колена.


Альтернативная ссылка: ВКонтакте, Rutube
Обсуждение VS: Rutube, ВКонтакте, Dailymotion, Mail.RU

Мы оказались на рампе и увидели 93.000 человек, что стало мировым рекордом посещаемости для закрытых арен. Правда, я не сразу обратил на это внимание. Сначала я подумал: «Интересно, сколько человек смотрят это по системе PPV». Я ехал на платформе мимо зрителей, думая: «Боже мой, это же история». Рекорды будут биты, когда-нибудь падут рекорды Бэйба Рута и Роджера Мариса. А этот рекорд останется навсегда. Было феноменально чувствовать себя частью этого.

Дональд Трамп спонсировал Wrestlemania 4, прошедшую в Trump Plaza. Он прошел за кулисы, чтобы встретиться с парнями, вместе с пятью охранниками и Иваной, его женой в то время. Он был приятным человеком и пожал руки всем парням в раздевалке.

Рик Руд и я вышли на матч с Джейком Робертсом. Во время боя Джейк наклонил Руда над ограждением, прямо перед Иваной. Джейк попросил Руда пригнуться. Он достал змею из сумки и пошел на Рика. Руд пригнулся, и змея полетела прямо в лице Иване. Она опрокинулась на стуле, высоко задрав ноги. Я подумал: «Боже, если Винс узнает об этом, у нас будут большие неприятности».

Я посмотрел на Трампа. Тот подмигнул мне. Он был рад, что его жена оказалась в такой оказии. Ивана поднялась на ноги, отряхнулась и сказала своему охраннику: «Ты должен был пристрелить гребаную змею».

На Wrestlemania 4 я еще и боролся в ринге вместе с Островитянами против Британских Бульдогов и Коко Би. Уэйра. В те дни Бульдоги выходили к рингу с настоящей самкой бульдога по кличке Матильда. Иногда они спускали ее на противников. Но Матильда не реагировала на рестлеров, она гонялась только за их ботинками. Во время матча Матильда должна была выгнать меня с ринга и гнаться за мной по всему проходу. Там я должен был упасть, а она должна была укусить меня за руку, защищенную специальным костюмом.

Я тренировался с ней в раздевалке. Никаких результатов. Я не мог заставить ее сделать хоть что-нибудь. Единственное, что она делала – это портила воздух. Парень Динамит, один из Бульдогов, кормил ее хот-догами весь день. Эта огромная собака не собиралась кусать меня. Она просто сидела и портила воздух.

Я вышел на ринг в защитном костюме, сделанном для какого-то карлика. Мне казалось, что меня завернули в ковер, я не мог дышать в этом орудии пытки. Приближалась концовка матча, и я бросился с ринга. Заметьте, что я уже заметно выдохся. Я не боролся на ринге уже два года, а от ринга до раздевалки было достаточно далеко. Я заметил, что Матильда гонится со мной вместе с Дэйви Боем Смитом. Но она еле передвигалась. Дэйви пытался заставить ее бежать.

Я больше не мог бежать. Я упал прямо в проходе. Я попросил Дэйви, чтобы она прыгнула на меня прямо там. Матильда забралась на меня и принялась обнюхивать защитный костюм. Очевидно, она почуяла запах другого пса, потому что она принялась насиловать меня. Она не кусала меня, просто трахала. Я подумал: «О Боже, вот к чему я пришел. От менеджера Ассасинов до игрушки для собаки».

Я поднялся и ушел за кулисы, где сказал начальству: «Не беспокойтесь о моей зарплате. Меня и так уже поимели».

Я никогда не забуду женщину, сидевшую с мужем в первом ряду на Wrestlemania 6. В тот вечер я работал менеджером Варвара, который носил жилет из кожи и меха с цепями. Было похоже, что он нашел его на дороге. После матча эта женщина с мужем пришла за кулисы и попросила меня отдать ей костюм.

Я нашел Варвара и передал ее вопрос, а он ответил: «Нет».

Тогда я вернулся к ней и сказал, что не нашел его.

Этой женщиной оказалась Мэри Тайлер Мур. Какого черта она собиралась делать с кожей, мехом и цепями?

На Wrestlemania 6 я снова вернулся на ринг для матча с Терри Тэйлором, который тогда выступал как Красный Петух (ошибка Бобби, этот матч был на Wrestlemania 5 – прим. пер.). На всякий случай скажу, что не я придумал ему такой гиммик, и я не хотел быть его менеджером. Винс попросил меня об этом. Иногда вы соглашаетесь на предложения ради времени в телеэфире. Кроме того, это было достаточно глупо, и я решил, что это будет весело.

Тот матч был «туалетным» матчем. Это был бой перед мэйн-ивентом, во время него люди выходили купить попкорн. Матч был спланирован, мы придумали несколько спотов на 6-7 минут боя. Винс подошел к нам перед матчем и сказал: «Нам нужно всего лишь 30 секунд».

Я сказал Терри:

— Я толкну тебя в стойку, потом разбегусь, ты увернись, я ударюсь о стойку, и ты меня удержишь.
— Но у нас ведь спотов на 5 минут.
— Когда мы вернемся за кулисы после матча, можешь сделать их все, — ответил я.

Ему предложили работать меньше за те же деньги, а он сомневался. Он действительно был «Красным Петухом».

Моей последней Wrestlemania была девятая. Все были одеты, словно жители Римской империи. Я должен был выехать на верблюде в тоге. Любой мог бы выехать на верблюде, а я решил сесть задом наперед, чтобы отличаться от других и подтвердить прозвище «Мозг». Рэнди Сэвидж задрал мою тогу, обнажив светло-голубые шорты. Было страшновато надевать эти шорты, но в то же время весело.

Ðåéòèíã@Mail.ru   Rambler's Top100