[Эдди Герреро: Обмани Смерть. Укради Жизнь] Глава 11

Я вернулся домой из Японии еще более сконцентрированным и целеустремленным, чем когда-либо. Полученный опыт питал мою уверенность в себе.

Неожиданно для меня открылись двери. Опыт работы в Японии много значит в Мексике. Люди начинают говорить: «Должно быть, этот парень хорош».

То, что я работал в New Japan, еще больше подняло мой статус. Ведь я выступал не в маленькой компании, а в одной из лучших. Это подняло меня в глазах людей.

Первым ко мне обратился Карлос Мэйнес из Universal Wrestling Association. UWA была независимой организацией, конкурирующей с EMLL. Они общались с New Japan, откуда получили информацию, что меня стоит нанять.

Я начал работать в UWA, участвуя в крупных воскресных шоу на El Toreo de Cuatro Caminos в Мехико; это была арена для корриды, которую также использовали для матчей по боксу и луча.

Тем временем рестлинг в Мексике претерпевал значительные изменения. Антонио Пенья, букер EMLL, хотел модернизировать луча-либре, дав пуш молодым ребятам и внедрив сегменты, которые больше бы напоминали американский стиль. Но владелец EMLL Пако Алонсо беспокоился об истории компании и отвергал идеи Пеньи.

В 1993 году Пенья решил уйти и организовать свою собственную компанию. Он прихватил с собой нескольких звезд EMLL, включая Коннана, Синию Пантеру и Эль Ихо дель Санто, а также потрясающих рестлеров, вроде Рея Мистерио-младшего, и основал AAA — Asistencia Asesoria y Administracion. AAA была современной компанией, как WWE, с рисковыми сегментами и большим упором на качественное производство. Стоит ли говорить, что все обернулось значительным успехом. Было время, когда AAA была самой популярной компанией в Северной Америке, работая лучше всех остальных.

Вдруг EMLL оказалась втянута в настоящую войну. Пако Алонсо, наконец, понял, что ему необходимо смотреть в будущее.
Букером назначили моего кузена Хавьера Льянеса, и в первую очередь он попытался отбить меня у Карлоса Мэйнеса. Хавьер многое мне наобещал, утверждая, что Пако будет меня пушить и сделает суперзвездой. Но после всего дерьма, которое вылил на меня Хуан Эррера, я не торопился возвращаться туда.

Хавьер продолжал звонить мне и уверять, что я нужен Пако, который собирается сделать из меня звезду. В итоге все решили деньги. Хавьер предложил мне на 500 долларов в неделю больше, чем я получал у Мэйнеса.

Конечно, на мое решение повлияло и то, что букером был мой двоюродный брат. Я не доверял EMLL в полной мере, но решил, что раз Хавьер работает там букером, я получу хорошее место.

Они придумали Mascara Magica. Я понял, что попал в неприятности, как только мне сказали, что я буду работать фейсом в маске. Сам сюжет оставлял желать лучшего — маска должна была обладать волшебными силами. Вот и все. До сих пор я не могу понять, о чем они, черт возьми, тогда думали.

Образ Маскара Магика не доставлял мне удовольствия. Я не только ненавидел маску, но и чувствовал, что застрял в мидкарде. Несмотря на обещания Хавьера, Маскара Магика был там же, где и Эдди Герреро.

А тем временем Антонио Пенья и его главная звезда, мой старый друг Коннан, продолжали мне названивать. «Тебе не нужна маска, брат, — говорил Коннан. – Переходи к нам».

Я отправился к Пако Алонсо и передал ему свои опасения. Я дал ему знать, что AAA сделала мне предложение.

— Вы мне много наобещали, — сказал я. – Так вы хотите работать со мной дальше?
— Извини, Эдди, — сказал он, — но я не могу платить тебе больше, чем сейчас.

Он говорил таким обыденным тоном, словно здесь нечего было обсуждать. Если бы он попытался сделать мне предложение, попытался хотя бы сравниться с предложением AAA, я бы, наверное, остался в EMLL. Но Пако вел себя так, словно ему было плевать.

«Ладно, — подумал я. – Если тебе плевать на меня, то и мне плевать на тебя».

Отношение Пако взбесило меня. Я решил не просто перейти в AAA, но и сделать это, поставив восклицательный знак.

Неделю спустя Маскара Магика появился на шоу AAA, как Скотт Холл сделал в WCW несколькими годами позже. Зрители были в шоке, а я поднялся на ринг.

— Я сын Гори Герреро, — произнес я. – Я не хочу прятать свое лицо под маской.

Я сорвал маску с лица и бросил ее в толпу:

— Вот! Вот ваша маска!

Фанаты сошли с ума. Никто еще не делал такого раньше. Традиция луча-либре гласит, что рестлер вправе снять свою маску, только если проиграет бой с маской на кону. Возможно, я заработал бы большие деньги, проиграв маску в матче, но в тот момент мне было плевать на деньги — на кону стояла моя честь.

Такой бунтарский поступок одобрил бы мой отец. Он бы оценил то, что я поставил личное достоинство выше требований бизнеса. EMLL повредили моей карьере, наобещав мне с три короба, а потом держа в мидкарде за безликой маской. Я поступал правильно, сколько мог. Я работал в предложенном гиммике, продавал их продукт, но ничего не получал взамен. Дошло до того, что чаша моего терпения переполнилась. Мне нужно было заботиться о своих интересах.

Хотя я, сорвав собственную маску, совершил невероятный акт, достойный самого ужасного хила, зрители отреагировали на это настолько положительно, что я стал главным фейсом. В AAA быстро воспользовались моей популярностью, объединив в команду с главным фейсом — Эль Ихо дель Санто — и назвав нас «Новым атомным дуэтом». Мы приносили хорошие деньги, потому что наших отцов обожали в Мексике. Естественно, это оказывало на меня определенное давление. Мне не просто предстояло поддержать стандарт Герреро, но нужно было соответствовать славе оригинальной состава La Pareja Atomica.

Будучи сыновьями двух легендарных рестлеров, мы с Санто легко сблизились. Немного людей знают, каково быть нам, сыновьям чемпионов. Весьма тяжело соответствовать славе таких величин. Это похоже на братьев Шинов, Чарли Шина и Эмилио Эстевеса. В таких случаях приходиться работать вдвое усерднее, чтобы доказать, что ты отличаешься от своего отца.

Второго Эль Санто быть не может, но Эль Ихо дель Санто — невероятный талант. Его отец был настоящей иконой, поэтому сыну изначально не суждено было взойти на его уровень. Поскольку сын понимал, что он никогда не станет вторым Эль Санто, он смог выйти из тени отца и стать звездой.

Люди любили Эль Ихо дель Санто. В нем было столько харизмы и таланта от природы, что он просто не мог работать хилом. Присутствие Санто в ростере помогло AAA достичь популярности.

Когда мы начали работать вместе, я знал, что должен доказать свое умение. Я должен был оставить свой след, придумать свою историю. Я понимал, что не смогу сравниться с Ихо дель Санто в популярности, поэтому мне не было смысла выходить на ринг и стараться затмить его. Я вспомнил совет отца: знать свою силу и помнить свое положение.

Так я и поступил. Я стал рабочей лошадкой, а Санто взял роль шоумена, что было неизбежно с его харизмой. Наши стили прекрасно сочетались, и мы составили превосходную команду. Во многих смыслах, мы были похожи на отцов.

Мы Санто добились большого успеха вместе. В составе «Нового Атомного Дуэта» мы стали одними из ведущих фейсов в Мексике. Но, если быть честным, мы были настолько популярны, потому что Санто пользовался огромным успехом. А я просто держал птицу удачи за хвост. Люди поддерживали меня, просто потому что я стоял рядом с Санто.

В итоге и я заработал уважение фанатов. Но, сколько бы меня ни уважали, я знал, что всегда буду играть роль второй скрипки рядом с Санто.

Ðåéòèíã@Mail.ru   Rambler's Top100

Трансферы рома цска рома.