[Эдди Герреро: Обмани Смерть. Укради Жизнь] Глава 28

В итоге из-за травмы я не пропустил ни одного шоу. Я просто выходил с рукой на перевязи. А под перевязью была спрятана металлическая труба, ставшая частью моего начального гиммика в WWE и помогшая мне получить популярность. Ирония судьбы в том, что выбитый локоть принес мне большую пользу.

На следующем Raw Радикалы стали хилами. Мы предали Мика Фоли и присоединились к эре МакМэн-Хелмсли. Я объяснил Майклу Коулу, что Кактус ошибался, полагая, что мы ставим дружбу выше интересов бизнеса.

Крис сразу был отправлен в мэйн-ивент и работал с парнями, вроде Рока. Дин, Перри и я начали фьюд с Ту Кул и Рикиши. Поскольку я еще не мог выступать, я устроился в роли классического менеджера. Я вмешивался почти в каждый матч Радикалов и обманывал, чтобы победить, используя свою трубу.

Меня не беспокоила работа в мидкарде. Важнее было то, что я мог получить возможность проявить себя. Больше мне ничего и не надо было. Не могу говорить за Дина и Перри, но не думаю, что кто-то из нас ожидал сразу оказаться на верху карда. Мне нужен был лишь шанс продвинуться в этом бизнесе.

Свою первую победу в WWE я одержал по неявке соперника (в каком-то смысле). Ранее я помог Перри и Дину победить Ту Кул, вырубив Скотти 2 Хотти своей проверенной трубой. Рикиши выбежал на помощь друзьям, я вырубил и его. Пока его грузили в скорую, я заставил ринг-анонсера Тони Чимела, объявить, что я победил Рикиши ввиду неявки соперника. Рефери Майк Спаркс поднял мою руку, и я начал праздновать, словно выиграл пояс чемпиона мира: «Я сделал это! Сделал!» Перри и Дин присоединились ко мне, обнимая и держа на руках.

21 февраля 2000 года Raw проходило в Атланте, в доме WCW. Мы собрали аншлаг в Georgia Dome, домашней арене WCW и аналоге Madison Square Garden для WWE. Было странно выступать на арене, где я уже столько раз побывал, ведь в этот раз все было по-другому.

Рикиши и я проводили матч без дисквалификаций, в котором он одержал победу, ударив меня стальным костылем. Я работал с сотней людей и принимал сотни приемов, но я еще не сталкивался с его коронным приемом Stinkface. Я быстро понял, что когда Рикиши закрывает твое лицо своим задом, ты почти никак не можешь защитить себя; остается лишь закрыть глаза, задержать дыхание и молиться, чтобы все быстрее закончилось!

Мне повезло, что я нравился Рикиши. Когда он работал с кем-то, кого недолюбливал, он мог оторваться, проводя прием. К счастью для меня, во всех наших матчах он вел себя как настоящий профессионал.

Как оказалось, мне не стоило так скоро возвращаться на ринг. Прошло лишь пять недель после травмы локтя, но я заставлял себя вернуться, как можно быстрее. Руководство даже предлагало мне отдохнуть еще пару недель, но я очень хотел на ринг. Было тяжело смотреть, как выступают другие, и знать, что я могу лишь вмешаться в бой с трубой в руках. Я хотел продемонстрировать фанатам WWE, на что способен.

Было решено, что я еще не готов выступать, но я был очень занят. Я проводил недели перед моей первой WrestleMania, помогая друзьям-Радикалам в матчах против различных оппонентов, включая Тэза, Джерико, Чайну, Эджа и Кристиана, Теста и Вала Вениса, Рока.

13 марта Дин стал первым Радикалом, выигравшим пояс в WWE: он победил Эссу Риоса в матче за пояс чемпиона в полутяжелом весе.

Поскольку с Эссой на матчи выходила Лита, не было ничего несправедливого в том, что я немного помог Дину в его угле. Перед матчем нам сказали, что Лита попробует провести мне хариканрану, которую я реверсирую в бомбу прямо на маты за рингом. Я посчитал это плохой идеей, потому что у меня не было никакой возможности защитить ее.

Я пытался отговориться от этого плана, но, казалось, никому не было дела до этой проблемы. «Разберитесь с этим сами», — сказали нам.

Перед выходом на матч я спросил Литу:

— Ты уверена, что хочешь это сделать?
— Да-да, — ответила она. – Все в порядке.

Она отличный работник. И думала тогда не о себе, а об интересах бизнеса.

Настало время провести прием. Я стоял за рингом. Лита прыгнула на меня с ринга, но я не дал ей завершить прием. Я пытался уронить ее плашмя, но она находилась под углом в воздухе, из-за чего при приземлении выбила плечо.

Я чувствовал себя ужасно. По воле Божьей, считанное число людей получали травмы в матчах со мной. Отец в первую очередь учил меня, как защищать своего соперника от травм. «Когда ты выходишь с кем-нибудь на ринг, — говорил он, — противник доверяет тебе свое тело. Твоя работа — убедиться, чтобы оно осталось целым и невредимым».

Я вернулся к активным выступлениям за 2 недели до WrestleMania. Перри, Дин и я встретились с Ту Кул и Рикиши, и я снова стал жертвой приема Stinkface. На следующем Raw я выступил в команде с Бенуа против Криса Джерико и Чайны. Пока Крисы разбирались на ринге, мы с Чайной схватилась за его пределами. Дин и Перри выбежали нам на помощь, но их уже преследовали Ту Кул. Началась большая потасовка, приведшая к моему первому матчу на WrestleMania: Чайна и Ту Кул против Радикалов.

После матча мне сказали, что между мной и Чайной существует отличное взаимопонимание. Когда мне предложили работать с ней, я не волновался, что это повлияет на мой статус в рестлинге. Моей целью было взять то, что мне дают, и сделать из этого лучшее. Такое отношение я стараюсь поддерживать всегда: увидеть, что мне предстоит, и добиться из этого максимума. Схватиться за сюжет и сделать его главной частью шоу.

Думаю, многие парни хотели держаться подальше от работы с Чайной. Никто не хотел играть роль второй скрипки рядом с женщиной, пусть ее и называли девятым чудом света. Но я верил, что справлюсь. На самом деле, я был уверен, что смогу использовать этот сюжет в продвижении выше по карьерной лестнице.

WrestleMania 2000 стала невероятным событием. Я был вне себя от счастья просто находиться там. Это самое большое событие в нашей индустрии, Супер Боул рестлинга.

Находясь в WCW, честно говоря, я не особо следил за WWE. Я был командным игроком. Но иногда мне приходилось включить Raw или одно из PPV, просто чтобы узнать, что происходит у конкурента. Конечно, разница была налицо: WWE было гораздо круче и интереснее того, что мы делали в WCW.

Но, как и все любители рестлинга, я не пропускал WrestleMania. Было неважно, какую организацию вы предпочитаете: WWE, WCW или ECW. Если вы любите рестлинг, вы будете смотреть WrestleMania.

Мой первый матч на WrestleMania вряд ли войдет в архивы. Наверное, самым запоминающимся событием нашего матча была проблема Чайны с одеждой. Я пытался провести на ней бомбу, но она вывернулась, порвав в процессе штаны, а потом провела бомбу уже на мне. Ее зад вывалился, когда она схватила меня и бросила на маты.

Проблемы Чайны с костюмом не были чем-то экстраординарным. Она не могла разобраться со штанами еще до боя, так что я на каком-то уровне понимал, что это произойдет. Обычно это забавные истории, но только не на WrestleMania. В такой важный вечер атмосфера накалена, и каждый слишком напряжен, чтобы увидеть смешное в такой ситуации. После шоу — возможно, но не во время его.

Следующий вечер — Raw на арене Staples Center в Лос-Анджелесе — стал гораздо более значимым в моей карьере. Я выдал промо о Чайне перед матчем за пояс Европейского чемпиона против ее друга Криса Джерико.

— Будь проще, Мамасита, — сказал я. – Я знаю, что ты здесь, потому что хочешь немного латинской жары. Ведь вчера ты чуть из штанов не выпрыгнула, увидев меня!

Зрители взорвались, когда я назвал себя латинской жарой (Latino Heat). Я сразу понял, что нашел что-то. Потом Джек Ланза, один из дорожных агентов WWE, подошел ко мне со словами: «Слова про «Мамаситу» и «Латинскую жару» были классными. Продолжай с этим».

Винс думал о том же. Благослови его Господь, он мастерски замечает реакцию толпы на самые маленькие вещи, а потом делает из них огромные события. Вскоре меня уже знали, как Латинскую жару.

Сам матч также выдался богатым на события. Джерико сбил меня с ног прямо в рефери Тима Уайта. Пока тот был без сознания, Крис провел на мне двойную бомбу и Львиное сальто. Потом он удержал меня (зрители считали «Раз! Два! Три!»), но Тим был еще в отключке. Чайна проверила его состояние и, увидев, что он без сознания, отсчитала победу Джерико. Она подняла руку Криса, но потом, к его удивлению, ударила его ниже пояса и провела ДДТ. Затем Чайна положила меня на Джерико и привела в чувство Уайта, чтобы он присудил победу мне.

Чайна вручила мне мой первый пояс в WWE, а потом обняла под оскорбления и свистки трибун. Чуть позже мы сели в оранжевый лоурайдер и покинули здание. Эра Латинской жары официально началась!

Ðåéòèíã@Mail.ru   Rambler's Top100