Том Причард: Винс говорил, что все понял, но стол все равно не сломался

В подкасте Стива Остина гостем был Том Причард, который рассказал, как в конце 90х он тренировал Винса Макмэна для матча в клетке как раз со Стивом Остином на шоу In Your House: St. Valentine’s Day Massacre.

О тренировках Винса
Да, я тренировал Винса, все так. Незадолго до того я перебрался в Стэмфорд, так что мы регулярно наведывались в студию, когда начался сюжет с Остином. Точно не помню, но мы ходили в студию, где был установлен ринг, и нас все буквально ненавидели, потому что порой Винс хотел тренироваться в 11 вечера — из-за дневной занятости. Так что я возвращался в Башни и работал с боссом. Вообще для того матча с клеткой мы тщательно вымеряли, Винс лазил по клетке, мы раскладывали маты. В общем, когда мы несколько раз попробовали то падение на стол, он сказал «я все понял, все понял». Но во время матча стол все равно не сломался.

О блэйде для Винса
Мы много тренировались для этого матча. Порой оставались допоздна. И Винс был твердо намерен пустить кровь. Не помню, был ли это первый раз или второй, но лезвие для него должен был приготовить я. В общем, я готовлю весь спот, и вы не забывайте, это его первый блэйд! Он никогда раньше такого не делал. При этом Винс работает с самым популярным рестлером того времени. В общем, мой босс пускает себе кровь, возвращается за кулисы, и я понимаю, что больше я никогда не объявлюсь в его офисе — ну за исключением, если уж совсем попросят. И я был даже рад, что он сделал блэйд, я говорю ему: «Отличная работа! Все получилось просто замечательно!» А он говорит, что сам не использовал лезвие! Я не понимаю, что происходит. Винс ответил, что Остин просто сильно ударил его, и кровь пошла сама собой. Он показал место на голове — прям на макушке — след от удара стулом. Там было рассечение, из которого и пошла кровь. Так что Винс был готов к блэйду, но рассечение случилось само собой.

О выступлениях Винса без опыта:
Все было отлично. Макмэн — спортсмен от природы. При этом надо понимать, что Винс весьма эмпатичен, полон понимания и готовности соответствовать уровню оппонента. Когда он разговаривает с тобой, это крутой Винс. Но есть и другой Винс — Винс-босс! Когда мы тренировались в студии, это был крутой Винс, хотя порой он и превращался в босса. Во время тренировок мы обменивались хедлоками, заломами руки, Винс требовал, чтобы я наносил удары, и наносил их сам — и тогда приходилось защищаться. Но для того меня и приглашали. Помню, он провел мне пару «Станнеров». Кстати я даже не помню, проводил ли он «Станнер» Остину или нет, но попробовать заранее он хотел. Помню это очень хорошо, мы отрабатывали этот момент. Для меня это было очень круто — поработать и пообщаться с Винсом лично. В моей жизни было считаное количество таких моментов. Хотя, думаю, сам Винс так повел бы себя с каждым. В общем, когда он приходил в зал, мы немного разминались, бегали в канаты, потом кружили по рингу, и через некоторое время он говорил «Ну, поехали!» Мы схватывались, и я сразу понял, что он — не самый легкий оппонент. Он сам этого не понимал, но у него был дух исполнителя, и все данные, чтобы им стать. Я дико уважаю его за то, на что он решился.

Ðåéòèíã@Mail.ru   Rambler's Top100