[Букер Т: From Prison to Promise] #10: Долгожданная свобода | Рестлинг: новости WWE, новости TNA, обзоры шоу, видео трансляции шоу рестлинга, шоу онлайн, музыка рестлеров, свежие новости реслинга, подкаст о рестлинге, новости ROH, NJPW, CZW, НФР, все на одном портале
RSS RSS RSS VK.com Twitter Facebook YandexEmail

[Букер Т: From Prison to Promise] #10: Долгожданная свобода

Post image of [Букер Т: From Prison to Promise] #10: Долгожданная свобода
 Автор: злобная росомаха  Комментариев: 1

Пробыв во Втором блоке чуть больше 9 месяцев, я знал об этом месте все. Тюремная жизнь в Навасоте оказалась не такой суровой, как я ожидал.

Кого там только не было: были и черные, и афромусульмане, и пуэрториканцы, и латиноамериканцы, и белые. Была даже небольшая группа гомосексуалистов, к которым, впрочем, никто не лез. По большей части, все держались со своими знакомыми, а к остальным относились достаточно терпимо, но на всякий случай, охрана приглядывала за нами, ну и для просмотра телевизора у всех было разное вермя.

По вечерам мы занимались чем обычно — играли в карты, домино, пили кофе, курили сигареты или травку, если у кого было. Все было достаточно мирно, но с учетом такого количества разных рас, религий, цвета кожи под одной крышей, периодически случались и инциденты. Обычно это были самые простые драки из-за таких банальностей как жульничество в картах, неоплаченные долги или попытки влезть куда-то без очереди.

Когда назревал конфликт, парни выстраивались друг против друга в две линии, или же собирались в большой круг. Напряжение чувствовалось в воздухе. Тем не менее, иногда все могло вспыхнуть и без предупреждения.

Как-то вечером мы сидели и смотрели телевизор. Было время, когда программу выбирали афроамериканцы, однако где-то в углу этим громко возмущались мексиканцы. Им не понравился фильм, котоырй мы смотрели, а учитывая, что терпения хватало далеко не всем, бомба моментально взорвалась. Через какую-то секунду по помещению летали стулья, парни лупили друг друга. Все бурлило как торнадо, и чем дальше, тем сильнее. Я сидел посреди всего этого, однако пытался сохранить спокойствие. Я был думал, что тот, кто окажется возле меня, трижды подумает, чтобы пытаться до меня докопаться. И я был прав. Кто-то устремился в моем направлении, потом понял, кто я, и словно бы налетел на невидимую стену.

Тут же появились охранники в защитных костюмах с гигантскими плексигласовыми щитами. Они забросали помещение слезоточивым газом и всего за две минуты успокоили всех буянов.

После этого нас стали вызывать по одному для допросов. Они хотели выяснить, кто все это начал, кто что видел, ну и кто что делал. Когда настала моя очередь, я вспомнил свои уличные правила, и не сказал ни слова. Я повторял, что ничего не видел, и ничего не знаю. Все знают меня и мои правила. Сказал, что меня никто не беспокоил, а заварушка началась из-за просмотра телевизора.

Я не назвал никого и сохранил лицо не только перед сокамерниками, но и перед охраной. Те были довольны, что получили от меня хотя бы обстоятельства конфликта. Так мне получилось снова выйти из ситуации на коне. Именно так я и предпочитал себя вести, особенно учитывая, что приближались слушания по вопросу моего досрочного освобождения. Я помалкивал об этом факте, никому не рассказывал, и особенно товарищам по качалке, поскольку находился с команде благодаря небольшой лжи.

Когда настало время, меня отвели в крохотную комнату, где был стол, стул и четыре человека. Со мной поздоровались и предложили пройти и сесть. Я поздоровался и занял место. Мы сдержанно улыбались друг другу. Я старался пристально их не разглядывать, пытался собрать мысли в кучу. Я прижал руки к коленям и подумал, что сейчас решится моя судьба. Через пару минут будет ясно, каким будет мое ближайшее будущее. Адреналин бурлил внутри меня, однако я старался не выдавать этого.

Мистер Хаффмен, вы чувствуете раскаяние относительно совершенного вами преступления?

Ответ на этот вопрос мне даже не надо было обдумывать. Он был заготовлен у меня аж с первой ночи, проведенной в тюрьме округа Харрис. Мои мысли текли ровно и спокойно, я вдумчиво объяснил комиссии, почему и как возникли Бандиты Wendy's. Я рассказал, что в раннем возрасте лишился родителей, рассказал, как смерть мамы повлияла на мою юношескую психику. Рассказал о о том, как связался с плохой компанией, и какую плохую роль сыграли наркотики. Начиная с 9 апреля 1987 года и до этого самого момента я раздумывал о причинах, которые и поведал чиновникам, державшим в своих руках мою судьбу. я также рассказал о том, что много думал о своем прошлом уже в этой тюрьме, провел за этими мыслями не одну ночь. Рассказал, что намерен исправиться.

Меня спросили, почему я решил пойти на сделку с правосудием, а не доводить дело до суда? Я ответил, что осознавал свою вину и считал, что выкрутиться было невозможно. Что я должен нести ответственность за свои ошибки.

Вроде бы я впечатлил комиссию достаточно, поскольку они перешли к простым вопросам типа, не планирую ли я нарушать закон в будущем, как я хочу изменить свою жизнь, и что я смогу сделать для общества. На все это у меня были заготовлены ответы. Я поведал историю своего сына, о том, что хотел бы наладить с ним отношения после выхода на свободу. Я рассказал, что намерен найти работу и серьезно обосноваться. После этого я намерен был направить все свои силы на то, чтобы разыскать Брэндона. Это было моей обязанностью, моей ответственностью. Я должен был дать ему то, что он заслуживал.

Эти мои слова серьезно тронули женщину, которая была в комиссии. И как ни странно, когда все закончилось, я действительно почувствовал себя очищенным. Я рассказал незнакомым людям историю своей жизни. Я не оправдывался и не пытался защитить себя. Это было как исповедь в церкви. И высказав все, я словно бы избавился от боли, вины и давления, которые были внутри меня с того дня, когда умерла моя мама.

Я поднялся, меня поблагодарили, после чего охранники вернули меня в камеру. Я сел на койку в состоянии полнейшего опустошения. Однако внутри у меня была надежда, что дела пойдут хорошо. По моему виду было понятно, что я не очень хочу разговаривать, так что ко мне особо никто не подходил. И последующие несколько недель стали для меня самым длинным временем в жизни.

К счастью, мне было, чем занять голову. Мне надо было улучшить свои показатели в качалке, чему я посвятил восемь месяцев! Кстати, через два месяца меня ожидали и первые соревнования. К тому моменту мои результаты на скамье выросли до 175 кг, а за четыре недели до стартов решил попробовать 185!

Я был так воодушевлен новыми достижениями! Я успокоился, сделал несколько глубоких вдохов, лег на скамью и кивнул ассистенту. Я взялся за штангу, снял ее с тренажера и потихоньку опустил к себе на грудь. Затем я быстрым движением поднял этот вес на вытянутые руки! Есть! Я сделал это!! 185 килограммов!

Ребята радостно завопили, окружили меня, я хлопал по протянутым рукам, меня обнимали. Я был горд тем, что долго работал и достиг серьезного результата. На тот момент это было моим самым серьезным жизненным достижениям. Я пытался сохранить серьезное выражение лица, но у меня не получалось. Я глядел на штангу с огромным весом и улыбался.

И в тот же момент двери в зал распахнулись, появились два охранника, которые направились в мою сторону.

У меня внутри все похолодело, а они подошли ко мне и один из них сказал:

— Хаффмен, собирай вещи. Ты свободен.

Ну что ж... Да, я свободен. Я отбыл всего лишь 19 месяцев из двух сроков по пять лет. Конечно, мне помогло мое поведение. Не обошлось и без везения. В любом случае, я отправлялся на свободу. Настал момент, о котором я мечтал каждый день из этих 19 месяцев.

Я стоял перед охранниками и не знал, что ответить. «Эй, да ну ладно вам. Вы разыгрываете меня?»

Охранник немного улыбнулся, кивнул и сказал, что все всерьез. Я мог отправиться домой. Сложно передать свои эмоции: только что я добился серьезного спортивного достижения на глазах своих товарищей по команде, которые смотрели на меня с недоумением. Они не понимали, как я смог так скоро добиться досрочного освобождения? Такое было возможно, лишь если бы мой срок был в два раза меньше допустимого для участия в команде. Пришлось рассказать им правду, что мне действительно дали 10 лет, но он был разбит на две части, которые шли параллельно. Плюс значительную часть я отбыл в камере предварительного заключения в округе Харрис.

Ребята восприняли эту информацию с юмором, мы посмеялись, они за меня порадовались. Да, я подвел их, но они были рады за меня, что я возвращаюсь на свободу.

Все, что мне оставалось сделать в камере, — разобрать свои вещи и попрощаться. Я сидел на койке, разбирая запасы еды, сигарет и журналов, и подумал: почему бы не оставить это все здесь? Мне это все не нужно. Так я и поступил: я ходил по камере как Санта Клаус, раздавал все сокамерникам, жал им руки и прощался.

Когда я подошел к выходу, я остановился и обернулся. Ребята устроили мне овацию. Это было так трогательно, что я улыбнулся.

Меня вывели из камеры и провели по коридору, через который я впервые попал во Второй блок. Сначала меня определили в небольшую камеру, где находились еще четверо, ожидавших освобождения. Мы не могли сдержать улыбку, глядя друг на друга. Нам выдали одежду, которая была на нас в день ареста, мы переоделись, и черт возьми, моя мне жала! За время нахождения в тюрьме я серьезно набрал вес. После этого мы стали ждать следующего этапа процедуры. Через пару минут появились охранники, которые отправили нас в автобус — без наручников! Когда я проходил мимо одного охранника, который сидел на белой лошади с винтовкой в руках, он окликнул меня:

— Эй, Хаффмен! Скоро увидимся — когда ты вернешься.

Я улыбнулся и помахал ему рукой. Это была его обычная форма прощания с теми, кто выходил на свободу. Я знал, что последним в этой ситуации посмеюсь я — я был твердо намерен больше никогда сюда не возвращаться.

Мы загрузились в автобус и я наконец-то осознал: я был свободен! Мы медленно тронулись и покинули Второй блок. Я подумал, что мне удалось обойтись малой кровью: и в этом мне помогли самодициплина и уверенность в том, что я могу быть тем, кому доверяют люди. Кроме того меня серьезно изменили угрызения совести относительно Брэндона. День за днем развалины жизни потерявшегося мальчишки были расчищены и преображены во взрослого и сознательного 23-летнего мужчину. Да, Системе удалось посеять во мне сомнения, но теперь я вышел еще более уверенным в себе, с еще большей страстью к жизни.

В каком-то смысле я был как Король Артур, который потреля смысл жизни, а затем отправил Рыцарей Круглого Стола, чтобы разыскать Священный Грааль, который мог спасти его. И после долгих поисков Сэр Персиваль нашел Грааль, а когда Артур испил из этой чаши, он понял, что и не представлял себе, насколько пуста была его душа до того момента, пока она не оказалась наполнена.

Аминь, братья. Я стал Королем Букером.

Автобус остановился на бензоколонке, чтобы заправиться. Очень странно принимать за данное такие простые вещи как возможность просто подняться и пройтись до магазина. Я смотрел на все эти чипсы, шоколадки и перенесся в свое детство, когда купленные Сникерс и Кока-Кола делали мой день счастливым. Вместе с нашими вещами на выходе из Второго Блока нам выдали немного наличности, и это было очень здорово — оказаться на свободе с несколькими баксами в кармане. Я не удержался и купил то, что так часто радовало меня в детстве. После этого я вернулся в автобус, чтобы, наконец, завершить долгую дорогу домой.

Когда мы подъезжали к Хьюстону, мое сердце забилось чаще. Одним из важных моментов моего освобождения было то, где я буду жить дальше. Я полагал, что вернусь к Билли Джин — она была единственной, кто постоянно поддерживал меня во время моей отсидки. Ред к тому моменту устала меня ждать и осталась далеко в прошлом. Мы с Билли несколько раз говорили о моем будущем по телефону, и она была не против приютить меня.

Тем не менее, я нервничал, ведь Билли все еще была в игре — она все еще работала с Тоффой, словно бы время замерло на тот момент, что меня не было. Так что вы можете представить мое беспокойство, я же ведь серьезно рисковал своим досрочным освобождением. Если я поддамся искушению, меня швырнут обратно во Второй блок. Но я был твердо намерен доказать тому парню на белой лошади, что он ошибался. Я не планировал возвращаться.

В общем, мы доехали до автобусной остановки в центре Хьюстона, после чего первое испытание настало куда раньше, чем я ожидал! Естественно, вся уличная шушера прекрасно знала, как выглядит тюремный автобус. Поэтому только стоило мне выйти на улицу, как рядом сразу оказались эти подонки. Со всех сторон мне предлагали косяк, кокс, девочку. Я отмахнулся от них и пошел прямо к терминалу. Внутри меня ожидала Билли.

Я шутливым тоном спросил, что она здесь забыла? Она обняла меня и сказала, что я отлично выгляжу. Было очень здорово снова увидеть ее. После непродолжительной беседы мы поехали домой.

Черт, я вернулся. Было очень непривычно снова ехать по Хьюстону. Словно бы прошедших полутора лет и не существовало. Билли привезла меня к своему новому дому в Южном Парке. Он был буквально в пяти минутах пешком от нашего старого особнячка.

И только тогда меня по-настоящему ударила мысль: а что делать дальше? Я был в тюрьме за то, что ограбил своего предыдущего работодателя. Как мне теперь вообще искать работу? Я был экс-заключенным, у которого за спиной лишь аттестат, полученный в тюрьме и несколько месяцев опыта работы в тюремно прачечной! Но при этом я понимал, сколь важно было найти стабильную работу — и для моего статуса досрочно освобожденного, и для возможных перспектив воссоединения с сыном. Но обм этом было проще думать, чем сделать. К счастью, поначалу моим словам о том, что я каждый свой день начинаю с обхода компаний в поисках работы, верили. Но рано или поздно я должен был добиться результата

Жизнь продолжалась. Пока я не знал, чем себя занять, Билли и Тоффа все крутили свои делишки. Соблазн был велик, я чувствовал, что меня снова затягивает в этот водоворот. В какие-то моменты я видел себя снова на улицах города толкающим травку все тем же знакомым лицам. Это одновременно вгоняло меня в депрессию и ужас. Этим людям больше нет места в моей жизни, но если я хоть на секунду расслаблюсь, меня ждал старый добрый Второй блок.

И внезапно словно бы божественное вмешательство словно меня пробудило. Пришло письмо из Органов опеки, в котором сообщалось, что Брэндон находится в детском доме. Меня спрашивали, было ли мне интересно повидаться с ним.

Я подумал, что это какое-то безумие. И я был обязан что-то сделать!

Я даже не представлял, как это письмо меня нашло, поскольку Билли поменяла место жительства около года назад. Возможно, так просто должно было быть. Анджелы нигде не было, я мог легко представить, что она где-то ошивается и занимается своими делами, совершенно не задумываясь, что там с ее сыном. Это письмо напомнило мне, что времени совсем мало. И если я упущу момент, Брэндон исчезнет в системе опеки и я потеряю его навсегда. Но согласно срокам, указанным в письме, у меня еще было время.

Перед тем, как отвечать, я посмотрел на себя в зеркало. Я снова задал себе вопрос, кем я стал, и что я планирую делать в будущем. Я понимал, что пора перестать думать только о себе, пора стать взрослым человеком. И в тот момент я вспомнил маму. Словно бы она возникла у меня за спиной. Я вспомнил, как она одна растила восемь детей. Это был мой момент истины. Я знал, что она бы сделала. И это было единственным правильным шагом. Больше медлить было нельзя, я позвонил.

Мне ответил женский голос, который пригласил на встречу.

Там я рассказал о своей прежней жизни, о том, как моя жизнь поменялась, и насколько я был заинтересован в том, чтобы воссоединиться с Брэндоном. Да, у меня еще пока не было работы, но я заверял, что это дело ближайшего времени. Кроме того у меня были несколько тысяч долларов, накопленных, что называется, на черный день.

Конечно, последнее предложение было абсолютной ложью. И конечно меня попросили представить доказательства наличия этого банковского счета. А также от меня потребовали найти работу.

У меня была пара мыслишек, как это сделать. У Билли и Тоффы все еще была та квартирка, где они вели свои дела. Там всегда был запас травки. Они не знали, что я был в курсе. И в моей голове возникла мысль, что это может стать моим шансом! Единственным шансом!

Я забрался в пустой дом, утащил два килограмма травы, представляя себя Робин Гудом: я отбирал у богатого ямайца и помогал бедному мне. Честно, это был последний раз, когда я что-то украл. Да, Тоффа будет в ярости, но он с легкостью возместит запасы, урон был невелик, а мне это было необходимо!

В общем, я продал все это через своих знакомых и получил около 3 тысяч долларов. Теперь у меня были те деньги, о которых я соврал. Все, что мне оставалось, — это выйти на работу. Я решил позвонить Лэшу и попросить о помощи.

Брат был очень рад меня услышать. Он с готовностью отозвался на мою просьбу и обещал помочь. Он лишь предупредил, что какую бы работу мы для меня ни нашли — будь то подметать полы, мыть посуду или рыть ямы — я должен был отнестись к ней максимально серьезно. Мне нужно было начинать с самого начала.

Как я мог ему отказать? Это было вполне реалистичным взглядом на мою ситуацию.

Лэш порекомендовал поискать работу охранником в жилой комплекс Pier Club Apartments. Лэш сам там работал до недавнего времени. Идея показалась мне интересной и даже ироничной: охранять других от таких людей, каким совсем недавно был я.

Но в анкете был вопрос «Совершали ли вы преступления?»

Я задумался, нужно ли говорить правду? Однако я все же решил соврать и написал «Нет». Я убедил себя, что это было единственным возможным вариантом. Мне казалось, что как только они узнают меня получше, они не станут копаться в моем прошлом. В конце концов, я же нанимался не на работу в Белый дом, где проверяют карьеры кандидатов вплоть до детского сада.

Я сдал бумаги и вскоре получил эту работу. Так я стал охранником. Мне даже предоставили квартирку, что было крайне приятным сюрпризом, поскольку мне не нужно было платить за жилье!

Правда, через шесть месяцев моя ложь всплыла. Работодатель действительно проверил мое прошлое и меня уволили.

Но когда двери жизни начали закрываться, мне удалось просунуть ногу и задержать их. Я был доброжелательным и улыбчивым, так что я успел познакомиться с парнем по имени Брюс Гасарч, который и управлял этим жилым комплексом. Лэш дополнительно меня отрекомендовал, что значило весьма немало! Так что Брюс нанял меня в качестве разнорабочего.

На этой должности я научился многому: как класть плитку, как чинить сантехнику, как застилать ковры. В кои-то веки, впервые со времен моей работы в Wendy's от моей работы действительно зависело многое! Мое трудолюбие сыграло мне же на руку. Благодаря работе мне удавалось сохранить силу духа и не поддаваться соблазнам. Я почувствовал, что смог избавиться от своих вечных желаний найти более простой путь. Мне казалось, что после долгого времени, проведенного в темноте, я наконец-то вышел на свет. Я невероятно воспрял духом.

Та работа стала поворотным пунктом моей жизни. Мной не только гордились Брюс и Лэш, но я был горд собой и сам! Да, я получал всего двести пятьдесят долларов в неделю, но мне была предоставлена квартира, за которую не нужно было платить. А это значит, что я жил достаточно хорошо и ни в чем себе не отказывая. Кроме того, собственное жилье означало, что я мог привезти в него и Брэндона!

Когда социальные работники увидели документы из банка и справку с места жительства, они удивились, однако в хорошем смысле слова. Они сказали, что я действительно прилагаю максимум усилий, чтобы воссоединиться с Брэндоном. Но тем не менее мне объяснили, что дорога еще предстоит долгая. Поначалу, пока суд рассматривал мое дело, я мог регулярно встречаться с сыном. Это было очень важно, поскольку нам пришлось практически знакомиться по-новому. И все равно, со временем мое терпение истончалось. Я просто хотел вернуть своего сына!

В первый раз мы встретились в здании Управления по делам семьи в начале 1989 года — тогда ему уже было пять лет и несколько месяцев, а мне через несколько недель должно было стукнуть 24. Когда Брэндона привели в комнату, он сразу меня вспомнил. Я подошел к нему, обнял, взял за руку. По-моему, я так и не отпустил ее до конца нашей встречи. Мы неплохо провели время, поговорили. Он рассказал, что делает и с кем знаком. Я делился историями о своем детстве. Я постоянно говорил, что очень скоро заберу его домой. И после всех несчастий, что он перенес, я хотел покончить с его ужасами.

Так прошел год. Мои старания увенчались успехом: суд разрешил мне стать опекуном своего сына. Мы отправились в нашу совместуню жизнь. Я знал, что это будет непросто, и что я упустил слишком много времени, однако это было тем вызовом, с которым я был намерен справиться! Мы сели в машину, которую я одолжил у Лэша, и отправились домой. Мы проехали 59е шоссе и направились в жилой квартал Хьюстона. Я был невероятно рад снова видеть Брэндона. Он сидел со своей маленькой сумкой в руках и смотрел на улицу. Я даже вспомнил свою поездку из Второго блока. Мой сын был свободен, он этого заслуживал. И он возвращался домой после своего долгого проблемного путешествия.

Так я вступил в новую главу своей жизни: Брэндон, мой пес Рокки 2 и я сам. Мы делили одну крышу, и я просто старался быть хорошим отцом.

Я уделял много внимания тому, как обстоят тяжбы о Брэндона с его матерью. Не было никаких сомнений в том, что отказ Анджелы от него был связан с чем-то серьезным, о чем я еще не имел представления. Я лишь знал, что она сделала неправильный выбор в своей жизни, после чего покатилась по наклонной, и это привело к тому, что Брэндон оказался в службе социальной опеки. Я даже боялся представить, через что ему приршлось пройти, поэтому не напоминал ему об этом. Он был слишком мал, но я понимал, что рано или поздно он сам поднимет эту тему.

А еще я отправил Брэндона в местную школу. Именно там начали проявляться его проблемы. Учителя говорили, что он очень легко отвлекается, не заинтересован в учебе и чувствует дискофморт с другими детьми. Сегодняшние врачи, возможно, диагностировали бы синдром дефицита внимания или что-то в этом роде. Я старался помочь ему изо всех сил, поскольку не хотел, чтобы он как и я отставал от своих одноклассников. Я видел в нем себя и иногда пытался помочь слишком сильно. Но я был уверен, что пока я рядом, он на правильном пути.


Оглавление книги

 Рубрика: Авторские рубрики , Новости 01 сентября 2016, 15:09
 Тэги: ,



  • SID_LOVE

    Классная глава. Спасибо за перевод!

VSPlanet designed by Video Game Music In conjunction with VPS Hosting , Website Hosting and Shared Hosting.