[Букер Т: From Prison to Promise] #7: Рождение Сына | Рестлинг: новости WWE, новости TNA, обзоры шоу, видео трансляции шоу рестлинга, шоу онлайн, музыка рестлеров, свежие новости реслинга, подкаст о рестлинге, новости ROH, NJPW, CZW, НФР, все на одном портале
RSS RSS RSS VK.com Twitter Facebook YandexEmail

[Букер Т: From Prison to Promise] #7: Рождение Сына

Post image of [Букер Т: From Prison to Promise] #7: Рождение Сына
 Автор: злобная росомаха  Комментариев: 1

Я работал в Wendy's каждый день, а после смен ходил в спортзал. Частая ходьба позволила мне избавиться от вредной привычки, которую я приобрел в последние два года. Кэролин и Билли Джин были курильщицами, и когда я у них жил, я тоже стал много курить. Вот и теперь я выкуривал одну сигарету перед входом в зал и одну после упражнений. Все это сказывалось на моем здоровье. И как-то раз, находясь на тренажерах, я чуть не задохнулся от кашля. В тот момент я задался вопросом, зачем я курю? Я осознал, что хочу исправить свою жизнь, а не сделать ее хуже. Мне было достаточно: я вышел, взял пачку сигарет, смял ее и выбросил.

Моя уверенность в себе росла с каждым днем. Впервые в жизни я чувствовал, что кирпичик за кирпичиком я выстраиваю фундамент для своей взрослой жизни. Все началось с тренировок, затем я получил работу, теперь я смог отказаться от вредной привычки. Я был убежден, что если все продолжится в схожем ключе, я смогу добиться многого, чего я пока еще даже не мог представить. Нет-нет, я не рассчитывал, что моя карьера в Wendy's будет продолжительной, или что-то в этом роде, особенно учитывая, что у меня не было школьного аттестата. Тем не менее, мне казалось, что я был на правильном пути. После стольких лет без брата, я в полной мере ощущал его благотворительное влиляние, и это было просто потрясающе.

У меня была свободная наличность, я стал ездить с Лэшем по ночным клубам, где он подрабатывал в роли Ди.Джея! Перед нами охотно открывали свои двери в любом заведении! Я просто боготворил брата! Он был нереально крут. Я с восхищением смотрел, как в клубах он обходит столик за столиком, словно настоящий дипломат! Все с ним здоровались, обнимались. Его все знали! Более того, каждый считал обязательным подойти и поздороваться с ним. И это повлияло на меня еще сильнее: я хотел быть как он! Я думал, что если у моего брата была такая крутая жизнь, то и я тоже мог стать успешным! Его пример мотивировал меня на то, чтобы стать лучше.

Тренировки стали главным приоритетом в моей жизни. Лишь через пару месяцев занятий я стал работать с большими весами и прекрасно себя чувствовал. Лэш тоже был очень рад, что у него появился постоянный напарник по тренировкам. Как-то раз он купил два одинаковых кожаных ремня. Он сказал, что это отличная идея — мы будем выглядеть как крутая команда рестлеров! На одном ремне было намисано «Мистер Эбонит II», на другом — «Мистер Эбонит I». Когда мы были маленькими, мы порой ходили на небольшие рестлинг-шоу в Хьюстоне. И там был рестлер в маске с именем «Мистер Эбонит». Конечно же, это было в его честь. Очень круто.

Лэш всегда хотел стать про-рестлером. Он частенько повторял, что надо будет как-нибудь попробовать. Думаю, эти пояса он видел как шажок в нужном направлении. Когда мы заходили в зал в этих ремнях, люди сразу обращали свой взгляд на нас. Было очень здорово. Дополнительная мотивация привела к еще более хорошим результатам.

За последний год с небольшим я еще больше вырос. Теперь я был около 182 сантиметров. Мне казалось, что мое тело достигло идеального состояния. Я инстинктивно чувствовал, что неизвестным пока мне образом, но эти тренировки приведут к чему-то большему. Это было делом времени и веры в свои силы.

С нами также тренировался один из лучших друзей Лэша Дэррил Бэйтс. Как и Лэш он стал для меня примером. Он работал в пожарной охране и был очень хорошо накачан. Его бицепсы буквально разрывали рукава и кричали, насколько он силен. У него также была красивая подружка и новая машина. Дэррила уважали все, и на то были причины. Для меня же это было верхом мечтаний. Что еще нужно человеку? Да, Лэш меня привел в зал, но именно Дэррил помог выйти на новый уровень. Он показывал мне новые техники, обучал работе на тренажерах, объяснял, как правильно выстраивать тренировки. В общем, он стал для меня еще одним старшим братом.

Я был счастлив, что вокруг меня были такие потрясающие люди. У меня появилась настоящая семья, которая могла защитить меня, которая разделяла мои интересы. Я стал более уверен в себе, я гордился тем, как я живу.

Я стал обращать больше внимания на то, чтобы отутюжить свою рубашку Wendy's — в этом случае я мог закатать рукава и демонстрировать свои бицепсы. Это звучит глупо, но это работало: на меня стали обращать внимание девушки. Одна из таких жила по соседству в Уиллоу Крик. Ее звали Мишель и мы начали встречаться. А еще совсем скоро она предложила мне переехать к ней. Для меня это многое значило, особенно учитывая, что Мишель была белой и из богатой семьи! Еще интереснее было встретиться с ее родителями. В общем, она решила нас познакомить и отвезла к ним домой.

Они жили в пригороде Хьюстона — Клир Лэйке, где проживали и их особняк выглядел как Белый Дом. Это был район, где жили преуспевающие люди.

— Мам, пап, познакомьтесь, это Букер, — сказала Мишель. — Мы встречаемся.
— О, очень приятно познакомиться, Букер, — сказал ее отец, посмотрев на Мишель, а потом на свою жену.

Да, ее родители были вежливы и милы, но я чувствовал, что они находятся в одном шаге от сердечного приступа.

Сейчас, оглядываясь в тот день, я понимал, что Мишель использовала меня, чтобы продемонстрировать родителям свой бунтарский дух. Но тогда я просто был радовался каждому дню. Я старался вести себя как джентльмен и быть обходительным.

Конечно, и для меня встречаться с Мишель было эдаким элитистским шагом. У меня была богатенькая девушка, это было серьезным достижением! Я гордился этим и бахвалился. Но, с другой стороны, жизнь есть жизнь, и что удивительного в том, что я старался вырваться из той отвратительной жизни, которую вел несколько лет? Если встречаться с белой девчонкой было круто, то пусть так будет. Это было куда лучше того унылого существования, которое я влачил лишь несколькими месяцами ранее.

Учитывая все это, было очень просто решиться на переезд. Не скажу, что я прям в нее влюбился, но наши отношения были серьезными. Мы все делали вместе. Ну знаете, гуляли, ходили в кино, все было замечательно. До того мои отношения с девушками никогда не доходили до такой стадии. Мы занимались общими проблемами, помогали друг другу. Мне нравились наши отношения и то взаимное доверие, что у нас было. Я нисколько не хочу сказать, что у нас все и всегда было идеально. Были и сложные моменты, споры и все прочие «прелести» совместной ожизни. Но со временем свою голову показала еще одна неприятность.

Как-то раз мы прогуливались в парке, был хороший денёк. Внезапно кто-то поблизости заорал «Любительница ниггеров!»

Мы переглянулись с озадаченным видом. Естественно, такой крик не мог нас не озадачить. У меня никогда не было межрасовых отношений, поэтому я был не готов к ненависти на почве цвета кожи. Наверное, этого нужно было ожидать. Расизм никто не отменял. Иногда что-то обсуждали за нашей спиной, кто-то бормотал какие-то слова, но я никогда не ввязывался в конфликты. Я понимал, что кричащие за моей спиной — просто обычные трусы, которые никогда не решатся повторить это мне в лицо.

А вот за Мишель мне было обидно. Если бы не я, вряд ли бы она когда-то вообще попала в такую ситуацию. нам и так было развивать отношения в таких условиях, а подобная реакция со стороны посторонних все лишь подбрасывала уголёк в топку. Это было отвратительно. Тем не менее, мы старались игнорировать подобные инциденты.

Но главное, что встало между нами, не имело с ничего общего с разным цветом кожи. Все было куда проще, и куда более неприятно.

В Уиллоу Крик была баскетбольная площадка, на которой я иногда поигрывал. Там я познакомился с отличным парнем по имени Мелвин. Я называл его Мел. Мы иногда играли один на один. Мы хорошо поладили и много говорили обо всем: о работе, о наших интересха, конечно, о девушках.

Как-то раз Мел рассказывал о своей новой девушке. Он в подробностях рассказывал о подробностях их интимной жизни. Я слушал с довольной улыбкой, после чего рассказал о том же и про нас с Мишель. Естественно, я не называл ее имени.

И тут Мел сказал, что его новую девушку зовут Мишель.

У меня похолодело внутри и я спросил, какая у нее фамилия.

Он ответил.

Да, это была моя Мишель.

Я был раздавлен. Я сказал ему, что живу с этой девушкой.

Мел тоже изменился в лице, он просидел с минуту молча, а затем севшим голосом попросил прощения. Он начал убеждать меня, что ни о чем не подозревал, но я не хотел ничего слушать. Я ушел с площадки, бросив на прощание, чтоб Мел не беспокоился. В конце концов, это не было его виной, он не подозревал, что эта девушка встречается с кем-то еще.

Меня в прямом смысле тошнило. Мне было отвратительно думать о том, что происходило в моей жизни, которая, казалось, наладилась. Я вернулся в квартиру. Все то, что было мне так близко, обернулось против меня. Меня еще никогда не предавали девушки. Она не только изменяла мне, но делала это прям под носом, в том же жилом комплексе! Я этого никак не ожидал, и такой поворот был совершенно возмутительным. Я даже подумать не мог, что женщина может быть такой коварной и подлой. Себя же я называл полным придурком за то, что был таким доверчивым. В общем, моя кровь бурлила, я желал расплаты.

Я рассказал Мишель о Меле, она разревелась и во всем призналась. Она просила прощения, упрашивала меня остаться. Я так и сделал. Но не для того, чтобы примириться. Конечно, я привязался к ней, но мой характер взыграл и настаивал на мести.

Для начала я убедил ее переписать аренду квартиры на меня. Она была готова на все, что угодно, лишь бы я остался, так что это не составило труда. Я просто взял ручку и сказал, что если она верит в наши отношения, если она считает их важными, то пусть перепишет все на меня. Она купилась и все сделала. Теперь я был хозяином дома, но этого мне было мало. В квартире стояла неплохая мебель, так что я заставил ее переписать на меня и всю мебель. В общем, я расставил фигуры в такую позицию, что даже Бобби Фишер бы сдался.

Несмотря на мою злость, некоторое время я пытался наладить отношения с Мишель. Но это было невозможно. Каждый раз, когда мы начинали спорить, всплывала ее измена. Это был решающий удар по тому, что у нас когда-то было.

Как-то раз наш спор вышел из-под контроля, и она попыталась меня ударить. Я успел отбить ее удар, но она сбежала и вызвала полицию. Когда те прибыли, она обвинила меня в том, что я пытался ее задушить. Я выслушивал ее жалобы и понял, что меня сейчас арестуют и отправят за решетку. Возможно, они бы так и поступили, но среди них был один парень, которого я знал со времен наших разъездов по клубам с Лэшем. Он не поверил ее рассказу и предупредил, чтобы впредь я был осторожен. Женщина легко могла отправить меня за решетку подобным рассказом. Я поблагодарил его и полицейские уехали.

Попытка Мишель подставить меня была последней каплей. Но вся собственность была переписана на меня, поэтому я выгнал ее из дома. Диваны, телевизор, кровати, даже телефон, по которому она звонила в полицию, оставались мне. Я был убежден, что поступаю правильно, и ее поступки заслуживают такого наказания. Она попалась. Шах и мат.

Однако после разрыва я вновь покатился по наклонной. Без стабильности и чувств к Мишель я остался один. Был большой соблазн вернуться к уличному образу жизни. Но я сделал над собой усилие и попытался двигаться вперёд.

А 29 декабря 1983 года Анджела родила моего сына, которого назвали Брэндон Т. Хаффмен.

Да, у меня были сомнения, отец ли я, но я всегда принимал его как своего. Но черт возьми, его рождение не могло произойти в более неудачный для меня момент. Мы с Анджелой практически не общались с того момента, когда ее бабушка отчитала меня на пороге их дома девятью месяцами ранее. Я же — как и с Анджелой — поступил неправильно: я попытался полностью игнорировать Брэндона. Я просто не был к этому готов.

Изредка Анджела звонила и просила денег, однако я не давал ни цента. Я отказывался видеться с ним, поскольку моя обида все еще была жива. Брэндон оказался в центре этой ситуации и страдал от отсутствия поддержки отца.

Прошли несколько недель, я серьезно обдумал свое поведение и отношение к ребенку. Я именил свое отношение. Не знаю, как это объяснить, возможно, это были какие-то инстинкты. Я не мог перестать о нем думать и понял, что должен хотя бы попытаться сделать для него что-то правильное. Как бы эгоистичен я тогда ни был, я понимал, что я должен попробовать побыть отцом. Даже при тех моих скромных финансовых возможностях.

Ради блага нашего сына мы с Анджелой все обсудили и оговорили некоторые моменты. Поначалу все было хорошо, но затем Анджела начала выкидывать фортели относительно моих визитов. Например, она была против того, чтобы я забирал Брэндона, если знала, что я встречаюсь с какой-то девушкой. На мой взгляд, это было бессмысленно. Я был убежден, что она это делает из-за того, что не женился на ней, и у нас не возникла идеальная семья.

Не знаю, почему она решила отомстить мне за счет нашего сына, но ее план сработал в обратную сторону. я всегда плохо подчинялся приказам со стороны. Те, кто меня знали, могли предугадать мою реакцию. Если она не хотела, чтобы я виделся с Брэндоном, я не буду к этому стремиться. Это было ее решением.

Иногда что-то на нее находило и она привозила его на наши встречи, разрешала нам проводить выходные. Я был очень рад Брэндон был прекрасным ребенком. Я мог часами смотреть, как он спит у меня на руках. Это было потрясающее чувство — ощущать рядом с собой это маленькое и беззащитное создание, мою плоть и кровь! Связья между отцом и сыном была для меня очень важна. Я мечтал, какое у нас может быть будущее.

Однако правда была куда суровее. Обида Анджелы росла, нелегкая жизнь одинокой матери на нее давила, в конечном счете, она потеряла самоконтроль. Она связалась с плохой компанией, подсела на наркотики, которые безусловно повлияли на ее материнство. В конце концов, ей стало абсолютно наплевать, и о ребенке заботилась ее бабушка. Я не мог этого видеть. Без какого-то предупреждения я разорвал все отношения с Анджелой.

Не проходило и дня, чтобы я не думал, как там Брэндон. Мое сердце было наполнено грустью. Брэндону было тяжелее всего. Его все покинули — как и меня в свое время. Это было паршивым сравнением, но единственное, что я могу придумать.

После того, как в моей жизни не осталось ни Анджелы, ни Брэндона, все вернулось на круги своя. Я по-прежнему работул в Wendy's, пытался создать хотя бы видимость достойной жизни! Была весна 1984 года, мне было 19 и я по-прежнему не понимал, где лежит мое будущее. У меня была неплохая работа, я держался подальше от неприятностей, занимался своими делами, но те, словно бы, сами искали меня.

Поначалу я ходил на работу пешком, потому что это было близко. Но после того, как я переехал в другой дом, мне пришлось ездить на двух автобусах, а затем ждать третьего около получаса. После всего, через что я прошел за свою жизнь, я опасался оставаться один на один с городом. В моей сумке всегда были нунчаки, и я неплохо с ними обращался. Это был символ моей защиты: в случае опасности выдавить шнур, разбить стекло, достать нунчаки и надрать кому-то зад.

И вот как-то раз я ожидал автобус на остановке и подслушал разговор двух парней. В моих ушах были наушники, но музыка была тихой и я услышал весь их разговор. Одному очень сильно были нужны деньги. Я бросил на него взгляд — он выглядел изможденным и больным. Я подумал, что у него просто ломка. Он не обращал на меня внимания, потому что я был в наушниках, но парень все больше оживлялся и злился. Он начал расхаживать вокруг, ощупывал карманы своей куртки. Я подумал, что у него там нож, хотя мне не хотелось бы этого проверять. В общем, наслушавшись его бормотаний, я стал ожидать, что будет дальше.

На перекрестке неподалеку какой-то респектабельного вида мужчина с кейсом переходил дорогу, чтобы сесть на автобус. Этот утырок побежал за ним к перекрестку. Когда расстояние между ними уменьшилось до трех метров, водитель открыл двери, мужчина зашел, а я подумал, что какие-то секунды разделили его от серьезных неприятностей.

Автобус уехал, а парень остался стоять с расстроенным видом. Затем он вернулся и начал громко орать на своего товарища, сожалея, что не успел.

Я не стал рисковать и отошел в какой-то близлежащий игровой салон, чтобы переждать там. Последнее, что мне тогда надо было, — это чтобы этот панк испортил мне только начавшую начать обороты жизнь.

После пяти минут ожидания, на остановке внезапно собралась большая толпа. Я вышел и подошел к остановке. Там лежал мужчина с раной в груди, из которой толчками выплескивалась кровь. Это было самым ужасным зрелищем, что я видел. Оказалось, мои опасения были вполне реалистичны. Тот ублюдок ограбил и убил какого-то бедолагу. Я стоял и не мог понять, как такое вообще возможно. Бедняге уже было не помочь. На его лице были шок и ужас.

Внезапно подошел мой автобус и мне пришлось уехать. Но я еще долго думал, что на месте того убитого мог быть и я. В тот день я рассказал эту историю не один раз. Раз за разом прогоняя ее в голове, я постепенно понимал весь ужас произошедшего. Жизнь подбросила мне еще один урок, наглядно продемонстрировав, что трагедия может приключиться в любой момент


Оглавление книги

 Рубрика: Авторские рубрики , Новости 11 августа 2016, 15:08
 Тэги: ,



  • Rebaronned

    Действительно интересная книга, спасибо за перевод <3

VSPlanet designed by Video Game Music In conjunction with VPS Hosting , Website Hosting and Shared Hosting.