[Букер Т: From Prison to Promise] #8: Бандиты Wendy's
RSS RSS RSS VK.com Twitter Facebook YandexEmail

[Букер Т: From Prison to Promise] #8: Бандиты Wendy's

Post image of [Букер Т: From Prison to Promise] #8: Бандиты Wendy's
 Автор: злобная росомаха  Комментариев: 1

Травматические воспоминания о том дне, когда я лишь чудом избежал гибели, тревожили меня еще очень долго.

Тем временем рутинная работа в Wendy’s начала меня изматывать. Каждый день я делал одно и то же без каких-то перспектив, и это начинало вгонять меня в уныние. Все дошло до такой степени, что я не мог смотреть на других работников. А когда я видел по телевизору рекламу Where’s the beef?, я выходил из себя. Мне хотелось врезать этой старушке, чтобы показать, где эта чертова говядина на самом деле.

Вы будете смеяться, но эта дама из рекламы Wendy's — Клара Пеллер — не просто дебютировала в WWF раньше намного Букера, но и даже получила свой момент WrestleMania. На шоу 1986 года (WrestleMania 2) она стала приглашенным тайм-кипером батл-рояла, в котором приняли участие рестлеры и футболисты.

Ее представление — на исходе первой минуты.

Букер появился на WrestleMania на 16 лет позже.

Это сводило меня с ума. Я не знал, как мне продержаться. Было очень здорово, когда у меня появился товарищ, который помог мне разнообразить монотонное течение моей жизни. Его звали Зак, они с женой въехали в Уиллоу Крик. Мы с ним частенько поигрывали в баскетбол или проводили время у басейна.

По Заку было видно, что он — дитя улиц. В нем были эти характерные черты, он был острым и резким, в его движениях сквозила крутизна.

Пролетел мой двадцатый день рождения, я по-прежнему искал идеи, которым можно было бы посвятить себя. Так я подумывал о том, чтобы помириться с Билли Джин, которая теперь жила неподалеку и работала на парня по имени Тоффа.

Тоффа был ее соседом и он был стереотипичным растафари: у него были длинные толстые дреды; у него был густой и совершенно неразборчивый акцент. Он был одним из крупнейших дилеров марихуаны в Хьюстоне. Я никогда не видел ничего подобного. Конечно, за свою жизнь я повидал разных дельцов, как они вели дела. Но у Тоффы все было на совершенно ином уровне.

Когда мы познакомились достаточно и он начал мне доверять, Тоффа решил показать, что происходит в еще одной квартире, которую он снимал. Когда я открыл дверь, у меня упала челюсть. Первое, что я увидел, — это стол, на котором была огромная куча марихуаны. Я пробормотал про себя «Вот дерьмо!» и все смотрел и смотрел на эту картину, не в силах отвести глаза, словно подросток, впервые увидевший голую девицу. «Это чертовски много травки».

Тоффа стоял рядом и улыбался как гордый отец.

За столом сидели несколько человек, которые фасовали марихуану по пакетам. Дым был везде, я с трудом видел свои руки. Потом несколько дней в моей голове была настоящая круговерть из мыслей.

В общем, я постоянно болтался с Билли и Тоффой. Было сложно сказать «нет» этому сладкому тягучему запаху марихуаны, который словно окружал меня днем и ночью и шептал: «Псс, Букер! Не хочешь кайфануть?» И черт возьми, я хотел.

Билли предложила мне подработку у Тоффы в качестве продавца травки. Это было ее способом помочь мне. Она сказала, что быстрые деньги — это быстрые деньги. Надо было ловить момент или же проститься с ним насовсем.

Это вообще было в духе моей сестры. Билли была весьма сообразительной. Она неплохо закончила школу, но ее истинное образование было получено далеко не в школьных классах. Она училась на улицах и можно сказать, получила там диплом с отличием. Моя сестра всегда умела найти даже самую маленькую возможность, назвать ее безнадежной, но ухватиться за нее обеими руками. Мама всегда говорила мне: «Младший, ты знаешь, что есть плохое и есть хорошее. И нет никаких оттенков между ними». У Билли все было наоборот: мир состоял сплошь из оттенков серого. И я решил прислушаться к ее словам и начать работу на Тоффу.

При мне всегда были пакетики на 5 или 10 долларов, хотя должен признать, обычно я курил больше, чем продавал.

В конце концов Тоффа все понял и уволил меня. Но расстались мы по-доброму, еще и неплохо посмеялись над тем, каким паршивым продавцом я был.

Естественно, Лэшу я ничего об этом не рассказывал. Он был категорически против наркотиков. Но, с другой стороны, тогда мы не очень часто виделись.

Зато мы частенько виделись с Заком. Мы много курили, смеялись и обсуждали работу в Wendy’s. Мы перетирали кости тамошним сотрудникам и особенно доставалось управляющему.

Зак был из тех людей, кто оказал на меня крайне негативное влияние. Но я тогда был слишком уставшим от однообразия и был согласен на что угодно, что вывело бы меня из этого состояния. И Зак в этом плане оказался в нужном месте и в нужное время.

У нас возникла небольшая банда, в которой были мы с ним, а также Франом (сын тетушки Валлии, сестры бывшего отчима Букера), Уэнделл и Терри (бывшие одноклассники Букера по школе в Южном Парке). Мы стали просто неразлучны.

В конце наших рабочих смен мы практически считали минуты, чтобы свалить из ресторана и отправиться всей нашей ватагой в какой-нибудь клуб. Нас стали узнавать, никто даже не пытался до нас докопаться, потому что мы всегда держались друг друга. Потихоньку мы стали силой, с которой все считались, и это было очень здорово. Мы сами для себя стали самым важным. У нас даже появилась своя словно бы униформа — мы носили одинаковые костюмы «Адидас» с нашими прозвищами, вышитыми на спинах.

Зак был «З-Бой», Уэнделл был «Мистер Громила», у Франа и Терри были свои настоящие имена. У меня же было вышито «Дитя Природы» в честь Рика Флэра!

Наша тусовка реально разрывала. Иногда я даже эдак отходил в сторону, чтобы посмотреть на моих ребят со стороны. Черт, мы были крутыми. Но потом я вспоминал, что мы с Заком все еще работали в Wendy’s. Да, это было паршиво. Мое благодарное отношение к работе очень быстро трансформировалось в горькое разочарование. Так что я начал прикарманивать деньги посетителей вместо того, чтобы заносить их в кассу. Ну и кроме того по вечерам я выносил с работы огромный пакет с гамбургерами и куриным мясом.

У меня была собака по имени Рокки, и я кормил ее не собачьим кормом, а тем, что приносил из Wendy's. Черт, это была собака, которая питалась лучше многих жителей Хьюстона!

Осенью 1986 года мне исполнился 21 год. Я уже пару лет работал в Wendy's. Настало время что-то менять. Зак уволился, а меня уволили за то, что я как-то просто не пришел на работу. Мы выдохнули с облегчением и скоро придумали идею, как отыграться на прежнем работодателе. Мы постоянно брали у Тоффы травку, после чего накуривались и много ржали. Но в этот раз Зак внезапно предложил достать пушки и ограбить Wendy's!

Повисла тишина. Я покачал головой, затянулся и забыл.

Но эта изначально невинная шутка возвращалась все чаще и чаще. И каждый раз дискуссия становилась все более серьезной. И в конце концов, мы вернулись к ее обсуждению. И очень скоро после этого мы оказались на кухне З-Боя, раздумывая над деталями нашего налета.

У нас с Зи-Боем остались комплекты рабочей формы. Ну и задумка была в том, чтобы надеть эту одежду, выдать себя за сотрудников, а затем перед закрытием зайти внутрь и устроить для всех сюрприз. Увидев нас, они не удивятся, поскольку будут заняты мытьем полов, подсчитыванием выручки и другими привычными делами. Мы же прорвемся к кассам и заберем всю выручку.

Терри отказался участвовать. Он вообще был не очень решителен, если речь шла о какой-то незаконной деятельности. Остальные же посчитали наш план простым и гениальным, но был лишь один способ это проверить.

Мы еще два дня обдумывали последние мелочи, после чего день настал. Мы набрались храбрости, надели форму и отправились к забегаловке. Мы решили поехать на машине матери Франа (тетушка Валлия), и мне досталась роль водителя. Итак, Бандиты Вендис были готовы нанести первый удар.

Мы с Франом ожидали в машине, а З-Бой и Уэнделл пошли внутрь. Менее, чем через 5 минут они выскочили наружу, забрались в машину и я тронулся с места. Я вел аккуратно и медленно, чтобы не привлекать лишнего внимания. Мы потихоньку ехали, а З-Бой принялся рассказывать, как все гладко прошло. Он был так воодушевлен, торопился и шумно дышал, что я с трудом различал слова. Они зашли, Уэнделл встал возле туалета на стрёме, а сам З-Бой отправился к кассам, где пригрозил пистолетом и потребовал все деньги. Естественно, никто из сотрудников не захотел рисковать. Они по-быстрому собрали всю выручку за день в пару пакетов на вынос, выдали им, после чего мои парни вышли наружу. Никто даже толком не успел испугаться.

Мы ехали, а мое сердце колотилось. Мне постоянно казалось, что я посмотрю в зеркало заднего вида, и увижу полицейских. Напряжение отпустило, только когда мы подъехали к моему дому. Теперь не осталось ничего, кроме радости за удачно провернутое дельце. Мы вытрясли содержимое пакетов на стол и пересчитали. Там было около восьми сотен. Их мы честно поделили, по 200 долларов на каждого. Да, это не было ограблением века, но учитывая нашу эйфорию, мысль была одна: надо будет повторить!

Практически тут же мы начали разбирать план. Да, первый раз прошел чисто, но это было нашим первым разом. Стоило выбрать что-то подальше от наших домов. В конце концов, мы с З-Боем работали в этом Wendy's, тем не менее, наша озлобленность превысила и мы решили рискнуть.

А еще мы решили скинуться и снять другую квартиру подальше, где мы могли бы заниматься нашими делами. Вскоре мы подыскали местечко в жилом комплексе Парк Вилладж, где мы встречались и обсуждали планы, не опасаясь навести угрозу на наши личные дома.

Через несколько недель мы провернули второе дельце. И снова все прошло чисто. После этого мы вошли во вкус и за 4 месяца обчистили 12 разных ресторанчиков Wendy’s! Униформа позволяла нам не привлекать лишнего внимания, нас даже не замечали, пока не становилось слишком поздно.

С каждым успешным ограблением, мы все больше увлекались. Нет, мы не считали себя закоренелыми преступниками. Нам просто были нужны деньги, и мы не хотели заниматься нудным делом, чтобы их получить.

При этом мы дали друг другу слово, что никто не должен пострадать. Максимум, на что мы были согласны, — это орать на них изо всех сил и грозить пистолетом. Никто не должен был получить никаких ранений. К счастью, нам везло. Под дулом пистолета все делали то, что мы требуем. Никто не хотел становиться героем из-за такой мелочи. Да что там. Наш пистолет даже не был заряжен! Но никто об этом не знал.

Прошло не так долго времени, и о нас заговорили местные журналисты. Серия схожих ограблений привлекла внимание прессы. Как-то я зашел в кафе, взял чашку кофе, насыпал сахар, налил сливки, сделал глоток и чуть все не выплюнул. Черт, первые полосы всех газет пестрели заголовками о наших похождениях. Нас прозвали «Бандиты Wendy's». Это было очень круто. Я купил пару газет, чтобы показать парням, которые тоже были впечатлены. Мы ощущали себя бандой Джеймсов! После этого мы с нетерпением ждали, что напишут про нас в следующий раз. Нам нравились заголовки типа «Бандиты Wendy's наносят новый удар».

Полиция Хьюстона постоянно делала заявления, предложив награду в пять тысяч долларов за любую информацию, которая приведет к нашей поимке. Это было больше чем приносили наши налеты. Там наша выручка составляла от пары сотен до четырех тысяч! Впрочем, ни один из нас не делал сбережений. Обычно вы избавлялись от денег столь же быстро, сколь их получали. Мы тусовались, веселились, мы даже смогли увлечь этим Терри. Несмотря на то, что он не участвовал в наших затеях, мы иногда делились и с ним, чтобы он почувствовал себя частью банды.

Со временем я посчитал, что нам не хватает яркости. Моим новым увлечением стали ювелирные украшения. Я купил пару толстых цепочек из золота и серебра. В какой-то момент на моей шее сияло столько металла, что и Мистер Т бы позавидовал.

При этом я по-прежнему был безработным, сидел дома и копил чеки за оплату.

Мне снова показалось хорошей идеей поговорить с Билли и Тоффой, чтобы узнать, как дела и что нового. Да, налёты на Wendy's приносили деньги, но с моими тратами этого было явно недостаточно. Мне нужен был дополнительный источник заработка. Я решил снова попробовать торговать травкой.

Я позвонил сестре и очень скоро вернулся к этому занятию.

С Билли и Тоффой было забавно, но черт, на мне горела уже не только шапка, но и все остальное: я занимался ограблением Wendy's по всему Хьюстону, еще и толкал дурь. Меня разбирала паранойя, я постоянно оглядывался, но это стало моим образом жизни. После всех этих лет постоянный адреналиновый фонтан стал органичной частью меня. Ну и в финансовом плане налёты и наркоторговля приносили неплохой доход. Я чувствал себя в порядке. Да, потихоньку мне все это сказывалось. И прежде всего, на моем отношении к делу. С каждым удачным ограблением, с каждым проданным пакетиком травы мое спокойствие истончалось.

По воскресеньям мы зависали в Макгрегор Парке, где мы собирались, не боясь привлечь лишнего внимания. Там всегда в тот день была вечеринка с крутыми тачками, девчонками и дискотекой. Если вы хотели и себя показать, и людей посмотреть, Макгрегор Парк — это то, что вам было нужно. Тот район в принципе привлекал разных бандюганов и шпану типа нас. Иногда вся округа напоминала пороховую бочку, к которой нужно было лишь поднести спичку.

И вот в воскресенье мы собрались, сидели, расслабляясь и ощущая себя королями мира. Мы были бандитами Wendy's, нас все знали, но никто не знал в лицо. Наши карманы были забиты наличностью, наши шеи были практически замотаны серебром и золотом. К тому времени мы с З-Боем всегда носили с собой оружие — ну знаете, на всякий случай.

И вот мы сидели на улице, обсуждали дела и слушали, что происходит в районе. Неожиданно на дороге показался открытый кадиллак. В нем сидел забавный парень с внушительной цепью, а рядом с ним была симпатичная девушка. Он улыбался и махал людям вокруг.

Внезапно откуда-то выбежал молодой оборванец. Он подскочил к его машине, стащил с него цепь и заорал: «Что ты будешь делать, урод? Вылезай из машины и покажи, чего ты стоишь?!»

Парень в машине был ужасно напуган. Он просто сидел и хлопал глазами.

Вслед за оборванцем подтянулась целая бригада его дружков. Они окружили машину, выжидая, что он предпримет?

Я сидел на лавочке, наблюдая за происходящим, и думал, что бы сделал я, если бы тот придурок попытался напасть на меня. Мои руки были в карманах, в одном из которых находился пистолет. Я смотрел за тем воришкой, в моих глазах разгоралась ярость. Я дошел до той точки кипения, что я хотел одного — чтоб этот придурок подошел ко мне.

Зак прошептал: «Бук, успокойся»

Я глубоко вздохнул и вынул руки из карманов.

Никто даже и не подозревал, насколько сильно я хотел нажать курок. Мне так часто несправедливо доставалось за последние 20 лет, что будто бы вся накопленная агрессия собралась воедино в тот момент. Тот парень стал олицетворением всех тех людей, которые предавали меня, подставляли, обманывали или пользовались моей слабостью.

«Бук, ты в порядке?»

Я не был уверен. Я никогда так себя не чувствовал.

Когда я вернулся домой, меня чуть не стошнило. Я смотрелся в зеркало и думал, кем же я стал?

В ту ночь я так и не смог заснуть. Лежал и смотрел в потолок до самого утра. В Макгрегор Парк я больше не возвращался. Старался даже не ездить там.

Прошли несколько недель, я успокоился и вроде бы справился со своими эмоциями. Очень скоро все стало как обычно. Я привлек моих парней к работе у Тоффы. Мы продавали огромное количество наркоты, зарабатывали кучу денег. И все равно мне было мало. Настало время еще раз навестить Wendy's, чтоб разжиться наличкой и бургерами.

Прошел почти месяц с нашего последнего ограбления, я решил, что настала пора и мне пойти на дело. С самого первого дня я оставался за рулем. И какой бы важной ни была моя роль, но всегда было ощущение, что я слишком боюсь настоящего дела и отсиживаюсь в машине. Мне кажется, остальные видели это именно так, но не подавали вида. Все понимали, что хороший водитель — это очень важно. Поэтому когда я сказал, что хочу пойти за деньгами, все отнеслись уважительно. Мы обнялись, хлопнули по рукам и двинули.

В тот день Зак был как-то излишне взвинчен. Он постоянно говорил мне, что нужно увидеть это изнутри. Он был убежден, что рано или поздно я созрею и сам попрошусь. И это будет круто. Он считал, что я уже давно был готов. И он был прав. Мне всегда было интересно, что происходит внутри, и тогда я действительно был полностью созревшим.

В общем, это был дождливый вечер 1987 года. Я надел униформу Wendy's и мы с Заком, Франом и Уэнделлом загрузились в машину, после чего направились на север города. Учитывая, что в этот раз нашу группу никто за рулем не ожидал, мы решили запарковаться на соседней стоянке, которую от ресторанчика отделал забор. Это было хорошее место, чтобы оставить машину, поскольку так преследовать нас стало бы намного сложнее: нужно было сначала перелезть через этот забор.

Я сделал несколько глубоких вдохов и вышел из машины. Мы перепрыгнули через забор и потихоньку пошли к боковому входу в здание. В это время два сотрудника выносили мусор. Мы ускорили шаг и зашли в двери вместе с ними. Каждый из нас должен был занять определенную позицию, чтобы контролировать все входы и выходы. Когда мы расставились, мы достали пушки и Зак закричал: «Всем на пол, или я кого-то грохну! Лежать, ублюдки!!» Если честно, я не был готов к начавшемуся хаосу. В кафешке были несколько посетителей. Они побелели от страха, у одного из них во рту повисла картошка. Впервые я в полной мере осознал, во что я превратился. Всю мою жизнь пугали, обижали и унижали меня, но теперь я занимался тем же по отношению к другим.

Я стоял там, охваченный этим хаосом. Очнулся я, когда Фран уже обчищал кассы. Мы смотрели по сторонам, водя пистолетами. Я с трудом сдерживался. Время тянулось бесконечно, хотя на самом деле мы пробыли внутри ну три минуты от силы.

Во время первых ограблений парни надевали на головы чулки, но затем перестали. Так что сейчас мы стояли с открытыми лицами. Там не было камер наблюдения, а сотрудники нас не могли видеть. И все равно я опустил голову максимально низко. Я осознавал, что у меня запоминающееся лицо. И последнее, чего я хотел, — чтоб меня узнавали на улице.

Еще одним тупым шагом было то, что мы постоянно тусовались с девчонками. Я встречался с одной афро-азиаткой, которую все называли «Ред» (Red — рыжая/красная) из-за цвета кожи. Ее лучшая подруга — Робин — была девушкой Зака. Они две были единственными, кто хоть что-то знал о Бандитах Wendy's. Все наши грабежи и торговля травкой происходили на их глазах, им самим нравилось, что о нас говорили в газетах и на телевидении.

О нас снимали сюжеты в таких программах как Texas Outlaws или Crime Stoppers. Там постоянно рассказывали о наших ограблениях и напоминали, что цена за награду — пять тысяч долларов. И черт, во время одного из просмотров сюжета о нас, я увидел в глазах Робин нездоровый огонь.

Все становилось серьезнее. После очередного ограбления мы добрались до Парк Вилладж, раделили добычу — всего тысячу долларов. Чтобы как-то справиться со стрессом, мы решили провеселиться всю ночь. В общем, мы направились в бар, чтоб пить там вплоть до закрытия, а затем вернуться домой и курить до восхода.

После того случая мы сделали перерыв. И вот как-то мы поужинали с Ред, а затем встретились с Заком, чтобы решить кое-какие делишки с травкой. После этого я направился домой.

События 9 апреля 1987 года были словно выстрел в голову. И они отправили меня с улиц за решетку. Длинная рука закона схватила меня и размазала по земле. Моя песенка была спета.

И вот я в тюрьме. Пророчество моей мамы сбылось. Она всегда повторяла: «Если ты не остановишься, тебя или убьют, или посадят.»

Я сам обрёк себя на такие неприятности. Настало время подумать, как мне жить дальше. Я мог позволить системе сожрать меня заживо, стать обиженным на весь свет афроамериканцем и винить в моих проблемах окружающих. Или же я мог принять свою ответственность.

Я твердо решил собрать то, что от меня осталось и преодолеть трудности. Я пообещал себе сделать что-то выдающееся, что-то, чем гордилась бы моя мама. Эти заповеди Букера Т стали моей философией, я не забывал их ни на один день. Разработать конструктивный подход к своему будущему, казалось, займет уйму времени. Но когда уже в первый раз в Блоке 2 я проснулся с твердой мыслью: в моей жизни обязательно будет что-то значимое.


Оглавление книги

 Рубрика: Авторские рубрики , Новости 18 августа 2016, 16:08
 Тэги: ,



  • vorrtex

    «это была собака, которая питалась даже многих жителей Хьюстона» — что-то я не понял фразу. Наверно имелось ввиду «питалась лучше» и пропустили 1 слово.

VSPlanet designed by Video Game Music In conjunction with VPS Hosting , Website Hosting and Shared Hosting.