Эрик Бишофф: Хоган сказал мне, что Винс убъёт меня, но мне было все равно

Гостем подкаста Брюса Причарда Busted Open Radio недавно стал Эрик Бишофф. Они поговорили на разные темы, посвященные годовщине RAW.

О возвращении на RAW:
Вернуться и поболтать со старыми друзьями, некоторых из которых я знаю столько лет, и которых очень уважаю… Посмотреть крутое зрелище и даже стать его частью… Согласитесь, какими мерками вы бы ни оценивали, нет другого шоу, которое бы выходило 52 недели в год на протяжении 25 лет. Нет таких шоу. Точка. Конец разговора. А поучаствовать в таком телевизионном шоу-монстре… Это великолепно, восхитительно. Жду не дождусь, когда смог стать его участником.

О том, как WCW стало побеждать WWF, и как как сделать рестлинг снова крутым:
Тогда было идеальное вермя. Я бы сказал, что именно я был архитектором тех событий, что я увидел возможгость и реализовал ее, что именно таков был план, но порой многое решает стечение обстоятельств. В нашем случае стечение обстоятельств решило все. Правда в том, что когда нам дали возможность снимать Nitro, я понимал, что мы не можем сотрудничать с WWF в качестве создаваемого контента. Я понимал, что мы не могли создавать персонажей, которые бы больше подходили аудитории, чем те, что были у WWF. Я понимал, что WWF был на телевидении несколько десятилетий! У них была верная аудитория. Я был вынужден сделать ставку на мужскую телевизионную аудиторию от 18 до 35 лет, которая со временем сделала рестлинг крутым. Я сделал это не потому, что это был лучший вариант для нас. Я сделал это, потому что у меня не было другого выхода!

О том, что было бы, если бы Винс Макмэн принял его вызов подраться:

Для справки: на Nitro 11 мая 1998 года, через пару недель после того, как Дегенераты Х пытались «оккупировать» Nitro, Бишофф в прямом эфире своего шоу бросил вызов Винсу Макмэну на бой на PPV Slamboree. Винс вызов проигнорировал, ограничившись пресс-релизом на AOL, в котором назвал это попыткой поднять продажи PPV WCW, в чем он участвовать был не намерен. Макмэн предложил подраться в любое время в любом месте, но без фотографов, телевизионщиков и публичных объявлений.

В те времена я не встречался с Винсом ни разу. Для меня он был просто большим парнем, который любил тягать железо. Я много общался с такими парнями, так что меня это не пугало. Я бросил ему вызов, но знаете, я занимался борьбой в школе, я серьезно занимался кикбоксингом, у меня черный пояс, в конце концов, я вырос в Детройте! Я дрался на турнирах по кикбоксингу на ESPN, когда еще никто не знал про ММА. Так что идея выйти на матч и потом победить или проиграть меня совсем не пугала. Я понимал, что был достаточно силен, чтобы он не вырубил меня в первые тридцать секунд. А что будет дальше: победа, ничья, поражение — какая разница? Если бы он явился, это было бы шикарным ТВ-шоу. Победить или проиграть — мне действительно было без разницы. Важно было затащить Винса на ринг, предложить ему сделать то, что было бы важно. Халк Хоган сказал, что мне не следовало этого делать. Он сказал: «Брат, не надо! Он придет и просто убъет тебя». Мне же было все равно. Я дал инструкцию нашим секьюрити, что если кто-нибудь из WWF вдруг приедет, то этих людей надо аккуратно проводить к раздевалкам и предоставить им лучший сервис. Единственный, с кем у нас был отдельный разговор, был Биг Шоу. Его я попросил, если бы вдруг начался бы какой-то беспредел, если бы все вышло из-под контроля, чтобы он сделал мне одолжение, вмешался и пришел бы мне на помощь. А в остальном я был готов ко всему.

Ðåéòèíã@Mail.ru   Rambler's Top100